Как живут служители церкви за её пределами

Священнику храма Иоанна Предтечи Сергею Савенкову 26 летСвященнику храма Иоанна Предтечи Сергею Савенкову 26 лет. Окончил духовное училище, затем – Царицынский православный университет. Он откликнулся на просьбу читателей газеты «АиФ» – НП» рассказать, как живут священнослужители. Точнее, речь шла о мифах, сложившихся вокруг этой профессии, – поскольку сами священнослужители редко рассказывают о своей обыденной жизни.

Итак, слух первый: священник может жениться лишь два раза, второй – если умрёт первая жена.

Отец Сергий опровергает эту легенду:

«Идти под венец мы можем только один раз, причём до рукоположения в сан. Второй брак разрешается только мирянам – как снисхождение к слабости человека. А священник изначально должен являть пример и в мирской жизни».

Священники никогда не разводятся – если только жена не уходит сама. Случаи расторжения брака – из ряда вон, и каждый жёстко контролируется управляющим епископом. Если супруга умерла, священнослужитель или остаётся вдовцом, или принимает монашеский сан.

Кстати, сам отец Сергий женат, у него двое детей. Хотя брак не считается обязательным условием для вступления в сан.

«Но весьма желательным. Потому что нет гарантии, что у холостого священника хватит духовных сил воздержаться от блуда и других соблазнов».

Супруги священников не делают абортов, поэтому их семьи обычно многодетные.

Слух второй: служитель православной церкви может подрабатывать на стороне.

«А вот это правда. Теоретически священник может работать где угодно, но на практике такое бывает крайне редко. В РПЦ это просто не принято. Но если кто-то захочет заняться другим делом в свободное время, он должен согласовать эту работу с графиком служения и правящим архиереем».

Одно время такая практика была и у моего собеседника: он ездил в фирму настраивать компьютеры. А вообще, говорит Савенков, подработка характерна для Русской православной церкви за рубежом. Там всё наоборот: священники не имеют поддержки государства, их не могут полностью содержать малочисленные общины. Поэтому церковные иерархи там запросто работают редакторами газет и журналов, преподают в светских учебных заведениях, лечат людей в больницах.

Типа Охлобыстина?

Отец Сергий напоминает, что этот режиссёр одно время тоже совмещал служение священником и работу актёром, но после выхода фильма «Царь» ему объяснили, что так делать невозможно.

«Думаю, ненормально и то, что не может обеспечить нормальную жизнь священнику»,

– продолжает об отце шестерых детей Охлобыстине и о своей жизни .

Тогда вопрос третий: почему священники ездят на джипах?

Отец Сергий говорит:

«Далеко не все».

Из чего складываются заработки?

«Двояким образом. С одной стороны, существует оклад – мой товарищ в Котельникове получает в месяц пять тысяч рублей. И есть определённый доход от совершения треб. У меня это ещё семь-восемь тысяч».

В советские времена ходили слухи, что подоходный налог на служителей культа был 70 процентов. Интересно, как сейчас?

«На современном этапе этот налог такой же, как для всех. Но мы не можем рассчитывать на церковную пенсию. Правда, у меня есть трудовая книжка, поэтому должен буду получать минимальную пенсию от государства. Однако трудовая есть не у всех».

А вообще священник служит столько, насколько хватает сил. И до конца дней его должны содержать .

«Мы не можем оставить своё служение, во-первых, из чувства долга, а во-вто­рых, из меркантильных интересов. Хотя преобладает чувство долга»,

– закрывает денежную тему отец Сергий.

Вот ещё одна легенда: дома у священника как-то по-особенному.

Мой собеседник не согласен: обстановка может быть такая же, что у всех. Телевизор, компьютер, радио, Интернет. Разумеется, нельзя вешать на стены плакаты из мужских журналов или держать в серванте африканскую статуэтку в форме фаллоса.

«Дресс-код священника связан с элементарными нормами приличия. Моя жена не может надевать коротких юбок, вызывающе краситься. А сами священники имеют право даже на шорты. Я люблю ходить в баню, в бассейн, на пляж».

Следующий интересный вопрос: если не говорить о постах, священнику и в обычные дни можно есть не всё.

Например, запрещён чеснок – он как-то связан с нечистой силой. Савенков разочаровал и здесь:

«Насчёт еды нет никаких запретов. Иоанн Креститель питался кузнечиками, когда жил в пустыне. В Таиланде священник имеет право попробовать любое экзотическое блюдо. А запрет на чеснок – из мифов и легенд».

Пить священнослужитель тоже может всё, а не только кагор. Как и для любого православного человека, тут важна мера. А вообще не надо удивляться, если увидишь священника в ресторане. Это ничуть не противозаконно.

Говорят, священники не имеют права носить серьги, золотые часы и цепи.

Кстати, почему у одних священнослужителей серебряные кресты, а у других – золотые?

«Ни то, ни другое. «Серебро» здесь – обычное железо. А «золото» состоит из того же железа, покрытого парой микрон настоящего золота. Первый дают в начале служения, после 10 лет – наградной, так называемый золотой. Крест с камнями положен священникам, которые очень долго служат церкви».

И последняя легенда: священники почему-то стараются жить не в квартирах, а в домах.

На это Савенков ответить не может:

«У меня ни того ни другого. Жильё я снимаю».

Фото с сайта ioann-predtecha.ru/

Источник — www.vlg.aif.ru/

Эту запись посмотрели 109 раз, из них 1 сегодня



Дата публикации: 30 ноября 2011

Размещено в рубрике: Новости приходов

Комментирование закрыто.