Опальный священник собирал деньги на танки

Благочинный Первого Сталинградского округа протоиерей Дмитрий Днепровский.Корреспонденту ИА «Город героев» удалось выяснить, почему вычеркнули из списка городов, внёсших средства на дивизию Дмитрия Донского. Зимой 1942 года Красной Армии катастрофически не хватало бронетанковой техники. И тогда глава Русской православной церкви митрополит Сергий обратился к священнослужителям и приходским общинам всей страны с призывом о сборе средств на постройку танковой колонны имени Дмитрия Донского. Призыв нашёл горячий отклик у соотечественников.

7 марта 1944 года состоялась торжественная танков, построенных на средства православных верующих, бойцам и командирам Красной Армии.

Львиная доля денег, а также золотых и серебряных украшений на строительство танков поступила от прихожан Сталинградской области. Сборами пожертвований занимался Первого Сталинградского округа протоиерей Дмитрий Днепровский.

Увы, позднее, когда Верховный главнокомандующий Иосиф Сталин своим приказом велел наградить священников, собиравших деньги на танковую колонну, имя Дмитрия Днепровского оказалось вычеркнутым из этого списка. А Сталинград, город названный именем вождя всех народов, даже не упомянули среди городов, откуда поступили деньги на танки.

Почему один из самых почитаемых и уважаемых священников нашей земли, настоятель Казанского собора, впал в немилость у власть имущих?

Спустя несколько десятилетий прямые потомки Дмитрия Днепровского – внучка Людмила Каргина и правнучка Татьяна Шаркова согласились раскрыть для ИА «Город героев» эту тайну и поведать семейную историю.

«Мой прадед – выходец из семьи потомственных священников. Его родной брат Иоанн Днепровский был расстрелян по приговору сталинской «тройки» в 1937 году. А в начале 21 века реабилитирован и решением Священного Синода Русской Православной церкви причислен к лику святых», —

рассказывает правнучка Татьяна Шаркова, врач одной из известных волгоградских медицинских клиник.

Перед войной Дмитрия Днепровского, выпускника духовной семинарии из Саратова направили в Сталинград, где он вёл службы сначала в Никитской церкви в Бекетовке, а позднее стал настоятелем Казанского собора.

Зимой 1942 фашисты, ворвавшиеся в Сталинград, приказали настоятелю самого большого в Сталинграде храма отслужить молебен «в честь грядущих побед немецкого оружия». Под угрозой расстрела Дмитрий Днепровский наотрез отказался выполнить приказ. Однако же его не расстреляли, а вывезли в Чернышки, где он и продолжил вести церковные службы. А сына священника вместе с молодой женой угнали в Германию.

Именно там, в Чернышках, до Дмитрия Днепровского и донесли призыв о сборе средств на танковую колонну. И во время каждой службы он обращался к пастве с просьбой – помочь Красной Армии. Прихожане понесли самое ценное, что было у них. Все пожертвования священник передал в общую копилку церкви.

Но когда сорок танков дивизии Дмитрия Донского вышли на поля сражений, а руководство Страны Советов решило торжественно обнародовать список городов, участвовавших в их строительстве, сталинградский священник оказался в опале.

«Власти подняли документы и выяснили, что мой прадедушка в 1942-43 годах находился на оккупированной территории. Всё, что связано с его именем, теперь категорически запрещалось упоминать в газетах и правительственных сообщениях», —

говорит Татьяна Шаркова.

Несмотря на опалу, у Дмитрия Днепровского, как и у всей страны, в 1945 году настали счастливые перемены. Ему, наконец, разрешили вернуться домой, в Сталинград. И оказалось, что его дом в самом центре города уцелел под бомбёжками. Летом 1945 года Казанский собор снова распахнул двери для прихожан. И Дмитрий Днепровский вновь стал вести там службы. Десятки жителей, потерявших родных, приходили к храму и стояли с табличками: «Помогите найти родных!», «Ищу маму», «Ищу брата», И случалось, находили!

А вскоре пришла радостная весточка от сына Владимира из Германии. Оказалось, что Владимир и его жена живы-здоровы и в ближайшее время возвращаются домой с маленькой дочкой Людочкой, родившейся у них на чужбине.

«Судьба дома моих дедушки и бабушки удивительна. Этот дом находился по соседству с нынешним Домом офицеров. Уезжая в Чернышки, дедушка с бабушкой взяли с собой лишь самое необходимое, а все ценности и документы спрятали под крыльцом. Вернувшись из ссылки, они увидели полную разруху. Только их дом был цел, как будто пули и снаряды облетали его. И всё спрятанное оказалось в полной сохранности», —

вспоминает Людмила Каргина, внучка Дмитрия Днепровского, ныне преподаватель Волгоградского техуниверситета.

В своём доме священник Дмитрий Днепровский с женой прожил до конца своих дней. А затем, в 1970-х, в городе началось строительство многоэтажек. И дом священника снесли. На его месте выросли дома-хрущёвки.

Семейные в их доме соблюдали. Правда, были и свои особенности.

«Мы собирались в доме дедушки только на большие – на Рождество, Пасху. Троицу. А в обычные дни ходить к ним было не принято. Повзрослев, я поняла, что дедушка просто опасался, чтобы у нас не было неприятностей. За принадлежность к семье священника и мои , и я могли поплатиться карьерой», —

вспоминает Людмила Каргина.

Несмотря на эпоху атеизма, коммунисты и беспартийные приходили в Казанский собор венчаться, крестить детей, широко не афишируя это. А по данным совета по делам религий, в 1960-е годы в Казанском соборе на Пасху, когда службу вёл протоиерей Дмитрий Днепровский, собиралось до 12 тысяч прихожан!

Отца Дмитрия Днепровского не стало в 1969 году. Отпевали его в Казанском соборе, а похоронили на Центральном кладбище Волгограда, где и сейчас находится его могила.

Наталия Пушкарская

Эту запись посмотрели 92 раз, из них 1 сегодня



Дата публикации: 23 января 2012

Размещено в рубрике: Общие новости

Комментирование закрыто.