Интервью со священником Александром Пржегорлинским

Интервью со священником Александром ПржегорлинскимИнтервью с Деканом Богословского факультета Царицынского православного университета преподобного Сергия Радонежского священником Александром Пржегорлинским, приведённое в Вестнике православной молодежи, 004 (01) 2013, Волгоград, храм преподобного Сергия Радонежского.

 Отец Александр, мы беседуем с Вами во время Рождественского поста, и все очень ждем Светлого Праздника. Хотелось бы спросить: что есть для человека встреча с Богом, и как это правильно понимать?

 Бог един, но множественны наши встречи с Ним. Встреча одного человека с Богом разнствует от встречи другого. Более того, эти встречи разные в рамках одной жизни одного человека, ибо, через года меняется сам человек. Давайте посмотрим, сколь разными были встречи с Богом, пришедшим во плоти, у разных апостолов. Во всём многообразии этих встреч – целый спектр смыслов.

Характер описания земной Жизни Смерти и Воскресения Христа в Евангелии от Матфея таков, что мы видим: для Матфея встреча со Христом – это удивление по поводу явного исполнения ветхозаветных пророчеств. Каждый более мене законченный сюжет в этом евангельском повествовании оканчивается словами «да сбудется реченное пророком, глаголавшим…».  Кто же такой Иисус в Евангелии от Матфея? Это тот, о котором и ради которого пророчествовал Ветхий Завет. Конечно, тайна этой встречи Матфея будет углубляться, но я здесь сказал о первом опыте Матфея, этого еврея, начитанного в ветхозаветных пророках.

А теперь обратимся к образам и мотивам, например, Евангелия от Луки. Встреча со Христом для евангелиста Луки – это, прежде всего, встреча с Тем, Который призывает к милосердию. У святого Луки мы не найдём ни одной «матфеевской» притчи о Царствии Небесном; но зато только Лука услышал, запомнил и посчитал важным пересказать притчи о милосердном самарянине, о богатом и Лазаре, то есть те притчи, который в меньшей степени потрясли, а потому и не запомнились прочим евангелистам. Другой пример, евангелист Матфей воспроизводит призыв Христа: «будьте СОВЕРШЕННЫ как Отец ваш Небесный». А вот Лука эти же слова из этой же речи Христа воспроизводит иначе, а именно: «будьте МИЛОСЕРДНЫ как Отец ваш Небесный милосерд». Значит, для евангелиста Луки встреча с Богом – это удивление великому Милосердию и призыв к милосердию.

Или, вот ещё нечто поучительное. Евангелист Лука в пятой главе своего Благовествования пишет об учениках, потрясённых чудесным уловом рыбы. Но, это чудо ещё не отвечает на вопрос о том, «чем была для них встреча с Богом?». Но, на этот вопрос можно получить ответ из дальнейшего повествования: ученики оставили полные сети на берегу и последовали за Иисусом. Итак, для них встреча с Богом означала – ОСТАВИТЬ СВОЁ. А вот, обратимся к опыту святого апостола Павла. Он то же оставил своё, и это обернулось для него конфликтом с собственным окружением.

Итак, упомянув эти опыты, я, по сути, не сказал ничего, ибо предмет поставленного вопроса бесконечен. Впрочем, вот всех нас сейчас объединяет именно предверие Рождества Христова, то есть время, когда мы должны приникнуть к опыту встречи с Богом, ставшим младенцем. Скажу иначе: это дни, когда Бог вручает Себя нам в качестве Младенца. Это – большая ответственность. Мы помним из Ветхозаветной истории образы человечества и человека, от Лика Божественного скрывающегося, трепещущего от страха вместе с трясущейся горой Синай, бегущего безоглядно или с оглядкой от огня и серы и многое другое. И теперь нам страшно перед той открытостью, с которой Бог вручает себя каждому из нас. Мы, как дылды, впервые держащие в своих ладонях младенца, Того Самого, Который мог бы именно сейчас трясти горы, посылать огонь и жупел. Но Он этого не станет делать даже тогда, когда будет висеть на Кресте. Какая же это для нас ответственность – держать в руках младенца! Он нам доверяется как Матери!

—  А в разной ли степени Бог открывается каждому из нас в этой встрече?

 Вся рода человеческого, тенденции которой весьма концентрированно запечатлены в истории библейской, свидетельствует о том, что Бог никогда и не закрывался от человека. Если «Бог есть Любовь» (1 Ин. 4:16), то значит и Открытость. Открытость – это свойство Бога, и нет в Нём никакой закрытости. Тогда разговор о степени открытости теряет свою значимость, ибо можно говорить о степени открытости лишь того субъекта, который закрыт или слегка прикрыт. Поэтому, предлагаю говорить о степени открытости человека. По крайней мере, такая постановка проблемы будет более плодотворна.

—  Батюшка, расскажите, какие же этапы ждут человека в течение его жизни после того как состоялась встреча с Богом?

 Это вопрос к опыту Церкви, запечатлённому, прежде всего в Житиях тех, которые угодили Богу. Сколько же здесь неповторимых ситуаций! Говорим о количестве этапов… А ведь есть потрясающие случаи, когда этапов то и нет… Есть целый ряд мучеников… Но, из тех, кого сразу вспоминаю – это мученик Полиевкт. Поучительным здесь является, в том числе, видимое отсутствие этапов. Путь его христианской жизни был таким: он был стражником, римским воином, из числа присутствующих при казни христиан. И вот, минуту назад, будучи мучителем святых, он считал себя служащим истине. А теперь, увидев смерть, бесстрашие и любовь мучимых и умирающих, он воскликнул: «И я тоже хочу умереть за этого Бога. Мне ясно, что Христос, Которого молят эти люди и с Именем Которого на устах умирают, Он и есть Бог»! Он тут же отложил свой щит, бросил и копье и стал рядом с теми, которых пытали. Кровь его смешалась с кровью христиан. Здесь нет этапов, но шаг «с корабля сразу на бал». Этот человек не крестился водным крещением, не причащался от Трапезы, но в одном акте получил всё. Ёмкой стал последний час или минута его жизни. О подвижничестве его мы не знаем, зато подвиг его величаем.

А есть другой путь, с него может быть и следовало бы начинать, воспомянув слова из Священного Писания. Апостол Павел, когда совершал свои миссионерские путешествия, просвещая весь цивилизованный и не очень цивилизованный мир, уже в конце первого своего миссионерского путешествия понял вот что. В книге «Деяний святых апостолов» читаем: «Многими скорбями надлежит нам войти в Царствие Небесное». В свете этих слов мы понимаем то, что этапы могут быть разные, непредсказуемые и разносюжетные как сама жизнь и жизни; но эпиграфом всех этапов являются слова апостола Павла. Игумен Владимир (Перевертайло), которому я признателен за его наставничество, написал детскую песню, в которой есть такие слова: «в раю нераспятых нет». Это – о подвижничестве и (или) о подвиге. Итак, «иди и смотри», и все твои этапы тебе покажет Господь. И если будешь иметь критерии правильной жизни, то все их преодолеешь и взойдёшь туда же, где и Учитель.

 Встреча с Богом произошла и человек начал воцерковляться, наступает период, когда человек ищет свою нишу в Церкви, когда ему недостаточно только посещения Богослужений. Как сделать правильный выбор, не ошибиться по новоначальному вдохновению?

 Фантазёры ошибаются, потому что не созерцают реальную обстановку и не спрашивают. Ты знаешь сам, что ты умеешь. Спроси у настоятеля или у того, кто в храме отвечает за определённую сферу деятельности. Ниша определяется насущной потребностью общины, к которой ты прилепляешься, и твоим талантом, умением, профессионализмом, опытом. Если ты юрист, узнай – нужна ли общине твоя помощь в виде юридической консультации или помощи в оформлении документации прихода. Если ты – электрик, то и дай знать об этом настоятелю или активистам общины, дабы в случае необходимости ты мог бы исправить проводку, починить холодильник или плиту в трапезной. Или, вот ты пришёл в храм, а в храме холодно, а у тебя есть хозяйственные таланты и финансовые возможности, ты ведь можешь помочь. Приложи силы к тому, чтобы помочь в наладке, допустим, газового оборудования. Если у тебя есть хоть какой-то избыток благ и комфорта, тогда поучаствуй в финансировании какого-либо социального проекта, осуществляемого общиной храма. Может ты хороший фотограф, или дизайнер, или цветовод? Каждый человек сам знает, что он может отдать Богу и людям. А если ты не имеешь профессиональных навыков, не имеешь и финансовых средств, тогда у тебя, может быть, есть время? Так часто и бывает: когда человек от пенсии до пенсии как-то сводит концы с концами, то у него, как правило, есть время. Мы и видим этих светлых бабушек, которые отдают своё время молитве; они же, часто, с радостью готовы потрудиться в храме и делают это с радостью. Мы должны считать за счастье – отдать свои умения, таланты, профессионализм, деньги, знания, время Тому, Который всем этим нас одарил.

Это – слова. Но сам факт возвышения нашего Сергиевского храма, в котором мы сейчас беседуем, уже есть осуществлённость этих слов. Когда тот самый раб Божий Михаил, который поминается в храмовых заздравных молитвах как ктитор Сергиевского храма, однажды понял, что организационные таланты и собственные финансовые средства он должен и может принести Богу. Он как бы сказал: «Вот, Господи, я! Пошли меня! Вот, Господи, моё! Распоряжайся им»! Он и пришёл на и под к Митрополиту Герману. И вот теперь люди с благодарностью Богу и с памятью о ктиторе Михаиле молятся в Сергиевском храме. Ктитор Михаил не искал себе никакой ниши: ни политической (он не политик), никакой иной. Просто Бог вложил в человека потребность отдавать, делиться временем, деньгами, словом, делом, жизнью. Мироздание – это круг, в котором всё, исходя от Бога, к Нему же и возвращается в человеке.

—  Отец Александр, вот вы говорите о служении Богу и ближнему. А есть ещё одна тема церковной жизни, ещё одна сфера христианского опыта – это путь духовной жизни, путь подвижничества. Люди, воцерковляясь, обычно стараются читать духовную литературу. Нужно ли мирянину стремиться  к тому уровню подвижников, о которых мы читаем, к их опыту Богообщения, и какова должна быть мера?

— Во-первых, для чего нужно это подвижничество? А вот для чего. Если человек, не очищаясь постом и молитвой, делает добрые дела, то рано или поздно, он, начнёт унывать. Ибо, добрые дела неочищенного человека имеют некоторую меру (хотя бы и не большую) страстности, они замешиваются на тщеславии, в них есть ожидание признания. Здесь мало славы Божией, но памятник себе самому. Но, части не получив ни капли благодарности, таковой благодетель начинает унывать. Правда его добрых дел оборачивается «мерзостью перед Богом». Таковой человек, унывая или озлобляясь, быстро сходит с пути служения.

Не поэтому ли в нашем отечестве добрые люди более легко жертвуют средства на строительство храмов и золочение куполов, нежели на социальные и образовательные , воскресные школы. Конечно, по-человечески ясно, что приятно жертвователю видеть плод свой помощи в виде золотого купола или часовни. Гораздо менее заметной и отнюдь не монументальной является радость облагодетельствованной старушки, утешительная премия учителя Закона Божия в воскресной школе, профинансированный образовательный проект. Это я говорю не для того, чтобы принизить жертву дающего, но прославить нечто превосходнейшее.

Конечно, подвижничество меняет качество служения, прибавляя и прибавляя в нём меру бескорыстия. И только бескорыстный человек может, по словам апостола Павла, «делая добро не унывать» (Гал. 6:9).

 От Рождества Христова недалёк путь до праздника Богоявления (Крещения). В чём особенности этого праздника; насколько каждый человек соприкасается с Богом именно в этот праздник?

 Да, путь краток, 12 дней; и путь светел, ибо Дни эти и называются Святками, то есть Святыми днями по преимуществу. Привыкая и не в состоянии привыкнуть к Рождественской радости, человек обновляется радостью ещё более новой в водах Крещения.

А про соприкосновение человека с Богом, это Вы почти правильно спросили. Вся водная стихия освящается; в том числе и та, которая на 70-90 процентов составляет естество человеческое. Ведь человек на 70-90 процентов состоит из воды. Впрочем, в разговоре о соприкосновении человека с Богом, эти самые проценты, конечно, не отражают сути происходящего. О соприкосновении человека с Богом святитель Григорий Богослов писал как о «смешении», по-гречески «мигендес». От этого слова произошло русское «миксер». Все Праздники Божии, как и всё Дело Божие состоит в смешении, единении человека с Богом, когда у Бога и у человека всё, сам образ существования становится общим.

Придёт праздник этого смешения, слития человека с Богом. Тогда мы со страхом покаянным вновь осознаем то, что бездушные, природные стихии, такие как , освященная Богом, воздух, в котором Он распростёр руки на Кресте, земля, в которую был Он положен, будучи привален камнем, огонь, то есть стихия, которою Он освятил, сойдя во ад, то есть все эти стихии оказались более восприимчивы к благодати чем сердце человеческое. Не напрямую, а через лекарство податливых стихий приходится Богу умягчать неподатливость человеческих  сердец. Вчера, увидев Бога, ставшего Человеком, обратим взоры и к водам Иордана. В этот Праздник пусть вода станет для нас той влагой, которая скрепляет нас, как лучшую пшеничную муку в единый Хлеб Господней Трапезы.

Беседовала Каштанова Е.

Эту запись посмотрели 54 раз, из них 1 сегодня



Дата публикации: 28 января 2013

Размещено в рубрике: Общие новости

Комментирование закрыто.