«Приход должен быть семьей»

Епископ Елисей (Фомкин)Преосвященный Елисей, епископ Урюпинский и Новоаннинский в годовщину своей архиерейской хиротонии рассказал богословско-образовательному проекту «Двоеслов» о буднях и перспективах жизни вверенной Его Преосвященству епархии.

— Владыка, вот уже год как вы епископ. Расскажите, что удалось сделать за это время во вновь образованной Урюпинской и Новоаннинской епархии?

— Епархия состоялась не на пустом месте. Если сравнивать нынешнее положение с тем, которое было в 91-м году, когда была образована возглавленная владыкой Германом Волгоградская и Камышинская епархия, то сейчас не нужно начинать с нуля, заново создавать приходы, монастыри (а в те годы в Волгоградской области не было ни одного монастыря), воскресные школы. Урюпинская епархия входит в состав Волгоградской митрополии. Я действительно пришёл не на пустое место, а на ту базу, которая некогда была создана владыкой Германом – главой нашей митрополии. Всё это существенно облегчило мою задачу как правящего архиерея.

Конечно, необходимо понимать, для чего Святейший Патриарх Кирилл и Священный Синод пошли на такой шаг реорганизации больших епархий. Это нужно для того, чтобы епископ смог активно участвовать в жизни своей епархии. Он должен стать этаким «заводилой», который будет приводить жизнь паствы в движение. Он должен приезжать на приход не только для совершения богослужений, но чтобы лучше вникнуть в его нужды и проблемы, познакомиться с людьми, поговорить с ними, оценить позитивные и негативные моменты церковной жизни общины. Это не значит, что архиерей должен непременно ругать, наказывать. Дело принципиально в ином – в том, что именно от нас, от духовенства, от нашей деятельности зависит состояние Церкви. Если мы не будем шевелиться, то епархиальная жизнь просто замрёт. И надо иметь ввиду, что приходская жизнь уже не та, что двадцать, или даже десять лет назад. Она изменилась и требует от нас более деятельного участия священника; вообще, духовного лица в жизни епархии, в жизни прихода.

Если говорить об успехах, то самое главное – что мне как правящему архиерею удалось побывать на тех приходах, на которых владыка Герман, по причине огромной территории дореформенной епархии, не бывал по нескольку лет. Люди увидели, что архиерей доступен, что можно не просто посмотреть на него издалека, а поговорить с ним. Второй позитивный момент – то, что мы у нас, в Урюпинске, смогли создать свою образовательную структуру – училище катехизаторов и миссионеров. Мысль о его организации возникла у меня, когда я посещал заключённых. Беседуя с одним из служащих, я услышал такие слова: «Владыка, если бы у вас были люди простые, которые приходили бы и беседовали с заключенными, мы бы их с радостью приглашали». Ведь священнику бывает очень тяжело дойти до каждого… Эти курсы сейчас действует при приходе преп. Сергия Радонежского. На занятия регулярно приходят около 50 человек разного возраста: и молодых, и старых; но желающих получить именно духовное образование. Желающих можно будет направить и в наш Царицынский православный университет, и в семинарии. Они уже будут в некоторой мере подготовлены. А кто-то может просто участвовать в жизни прихода, как миссионер-катехизатор, что сейчас очень-очень актуально.

Конечно, самая больная тема, это образование. Сегодня здесь был руководитель нашего Отдела религиозного образования и катехизации протоиерей Константин Зелинский. Он исследовал состояние наших приходов и выявил, что у нас очень мало воскресных школ. Священник сейчас должен быть в первую очередь заинтересован в воссоздании структуры духовного образования как для детей, так и для взрослых. Потому, что без этого мы, братия, с вами просто-напросто не выдержим.

Конечно, надо строить и храмы. В одном отчёте, на вопрос о том, какие планы ставит перед собой настоятель на ближайший год, один священник написал: «Перекрыть крышу». Я спрашиваю у благочинного: «У него других дел нет, кроме как крыши крыть»? Он то по хорошему написал, дело необходимое и важное, но священник уже должен мыслить немного иными категориями. Важно не только устроение , но и создание нормальной приходской общинной жизни, куда входят разные служения: и образовательное, и миссионерское, и молодёжное, и социальное. Они все между собой переплетаются. Я говорю священникам: «Братия, если вы создадите что-то одно, оно будет включать в себя всё другое: и социальную работу, и образовательную…» Вот, я думаю, проблемы, связанные с духовным образованием, это моя самая болевая точка в нынешнее время.

— До восшествия на Урюпинскую кафедру Вы были и духовником епархии и игуменом монастыря, в котором Вы и поныне остаётесь игуменом. Епископское требует много времени на иные не менее важные дела. Как часто у Вас получается посещать монастырь? 

сожалению очень редко… очень редко бываю в монастыре, хотя хотелось бы бывать почаще.

В основном, в . Когда посещаю приходы, находящиеся рядом, останавливаюсь в монастыре.

Хоть я и остаюсь игуменом монастыря, но всё-таки игумен монастыря должен быть постоянно в монастыре. Как бы там ни говорили, как бы мы себя не называли, но всё-таки должен заниматься непосредственно своим делом. Это тоже для меня болевая точка, чтобы там – в Свято-Троицком монастыре был свой игумен. Как его ни назови: игумен, наместник или благочинный. Но чтобы кто-то занимался конкретно.

К сожалению, у нас в епархии пока с мужским монашеством есть проблема. С иеромонахами. А такой вот достойной кандидатуры даже на замещение благочинного пока, к сожалению, нет. Или болеют люди различными телесными недугами, или у них есть совершенно иное занятие.

— В Урюпинской епархии появилась такая практика, что священники епархии приезжают для того, чтобы послужить в кафедральном соборе…

— За этот годы мы провели такую практику. Решили посмотреть, как священники служат. Обязательно присутствовал или священник из кафедрального Собора, или благочинный. Конечно, за одно богослужение мало что исправится, но, по крайней мере, священник видит, что им интересуются, на него смотрят. Его поправили, дали совет. Я думаю, это весьма позитивная практика. Полагаю, мы её и дальше будем использовать. Ведь, что греха таить, многие священники в провинции не служили Литургию преждеосвященных Даров. Сейчас я сказал благочинным, чтобы священники старались служить, особенно в районных центрах, литургию Преждеосвященных Даров. Да и те, что в глубинке, тоже старались…

Может, есть необходимость мне приехать в каждое благочиние и послужить со всем духовенством. Я так уже делал. Приезжал в благочиние, и мы вместе служили. Может быть, в Великом Посту тоже так сделаем – послужим Литургию преждеосвященных Даров. Я думаю, от практики частого служения священников с епископом есть польза. Пастыри узнают, как совершается архиерейское богослужение. Я понимаю священников. Приезд архиерея порой доставляет беспокойство. Я сам по себе помню. Хоть владыка Герман к нам часто приезжал на приход св. Иоанна Кронштадтского, но для меня это каждый раз было волнительно. Но и опыт тоже обретался. Опять же, это дает возможность ещё раз вместе пообщаться.

— Помнится, у святителя Луки Крымского такая практика была, когда он на две недели каждого священника брал послужить в кафедральный .

— Священников у нас сейчас не хватает. Надолго нельзя священника срывать с места. Есть такие места, где на весь район имеется один священник. Даже в кафедральном соборе у нас, по сути, служит два священника. Один клирик Собора и один сорокоустник. Отец Серафим по болезни не у дел. Вот, такая ситуация сложилась.

— Владыка, можете поделиться своими воспоминаниями об обучении в волгоградском епархиальном духовном училище?

— Это был первый год набора в училища. Мы занимались в подвале Казанского кафедрального собора, который в шутку называли катакомбной церковью. Были трудности с преподаванием. Сами поймите, оно создавалось на пустом месте, преподавателей практически не было. Владыка сказал: приходите, бывайте на богослужении. Я каждый день приходил на богослужение. Мы читали на Литургии. Я узнал богослужебные книги, а также, что откуда, как говорится, берется: что из минеи, что из октоиха. Вот это было, наверное, самое главное. Ну и вот эта студенческая жизнь, она оставила самые теплые воспоминания. Священники, с которыми учились вместе, служат и в нашей Урюпинской епархии, и здесь, в Волгоградской. До сих пор, встречаясь с ними, вспоминаем, как были первыми насельниками здесь, в Свято-Духовом монастыре; как всё обустраивали.

Помню, как ставили клирос, долбили пол бетонный, потом шли на кухню, дежурили на кухне. Носили воду, через дорогу: бегали вон в тот дом. Воды не было здесь. Наполняли баки, и, знаете, мы чувствовали себя здесь дома. Мы перешли сюда из Казанского Собора, и мы почувствовали в этом неустройстве: всё-таки мы дома.

Я жил у себя на квартире и взял к себе теперь уже отца Владимира (Перевертайло), тогда Виктора. А потом я переехал сюда и стал жить здесь. Был первый клирос здесь у нас. А потом первый регент Казанского Собора Надежда Ивановна говорила: у вас уже свой клирос появился! А нас там всего три человека поют. Что мне потом очень помогло, как в практике настоятельской, так и в устроении приходской богослужебной жизни, это то что исполняли владыки: постоянно посещали богослужения. Иные занятия где-то проводились, где-то не проводились. Не было преподавателя, но самое главное, это богослужение.

— Вы до сих пор были настоятелем храма св. прав. Иоанна Кронштадтского. Основная часть строительства проходила под Вашим руководством. Насколько тесно Вы сейчас поддерживаете общение с паствой этого храма?

— Я постоянно приезжаю. Владыка дал мне возможность оставить за собой жильё, в котором я и жил, будучи настоятелем прихода. И это хорошо. Ведь мы всё-таки в одной митрополии и мне приезжать приходится часто. Я благодарю отца Олега Иващенко, который постоянно меня приглашает на все праздники, которые совершаются с участием владыки Германа. И вообще, Владыка сказал: «Когда есть желание, можешь служить там постоянно».

Вот такое как-бы мое подворье получается. Хотя, оно, конечно, не входит в состав Урюпинской епархии. Но по крайней мере, у меня есть место, где меня знают. И я знаю всех людей. Ко мне по-доброму, с любовью относятся и это дорогого стоит.

— Мы часто обращали внимание, что к Вам там действительно люди относятся по особенному как к родному отцу. Вы многих, наверняка, знаете по именам. Постоянных прихожан.

— Ну да, всё-таки я с девяносто шестого года был там настоятелем. Для меня главная цель состояла в следующем: приход должен быть семьей. А как объединить приход? Конечно, должна быть Евхаристия, и, конечно, должен быть тот, кто к этому привлекает, т.е. настоятель. Для меня это главное, чтобы приход был такой большой дружной семьей. В этом были свои позитивные стороны, а где-то порой были даже и отрицательные моменты. Нужно было храм строить. Многим было непонятно, зачем я строю воскресную школу. Остановилось строительство церкви и мы не могли ничего сделать. Люди говорили: батюшка, школу строит, а кто храм начнет строить? А я видел, что школа нужна. Её построили и сразу начался строиться храм.

— Спаси Господи!

— Спаси Вас Господи, братия!

Беседовали Альвиан Тхелидзе, Илья Неклюдов

 

Эту запись посмотрели 31 раз, из них 1 сегодня



Дата публикации: 26 апреля 2013

Размещено в рубрике: Двоеслов

Комментирование закрыто.