13 апреля — Вербное Воскресенье

13 апреля — Вербное ВоскресеньеВ 2013 году Вход Господень в Иерусалим () отмечается 13 апреля. Шестое воскресенье Великого поста — это Вход Господень в Иерусалим или . В этот день верующие приходят в храм с вербой, многие стоят на службе с зажженными свечами. Зеленеющие ветви служат знамением победы над смертью и воскресения Христа. Свечи означают величие и светлость торжества воскресения Господа и немерцающий свет блаженного воскресения.

Поздравляем Вас, с Вербным воскресеньем и надеемся, что каждый из нас, когда почувствует сердцем или душой чью-то беду, поможет ближнему и со светлыми чувствами встретит Пасхи.

Надо всех любить, не то будешь, как «медь звенящая».

Уже зацветали вербы. Их можно было купить недорого из протянутой руки старушки или предприимчивого мальчугана. Принести домой, поставить в свою любимую вазочку на подоконник, поближе к свету, и любоваться их неброской красотой.

А наутро, проехав несколько остановок на автобусе сойти на заветной остановке и вместе с густой вереницей людей пройти по знакомой улице к большим золотым куполам и густому колокольному звону, рассекающему прозрачный весенний воздух и наполняющему радостью сердца спешащих людей. Переступить порог и вновь очутиться в ином неземном мире, вдали от суеты и земных забот. Запалить свечу и преобразиться в чуткую струну начинающегося Богослужения.

Ксения неторопливо шла по улице, сжимая в руке влажные ветки с серебристыми бархатными почками. Стоял мягкий весенний день. Чернели осевшие сугробы. Подходил к концу Великий пост. Бежали, таяли дни, прозрачные и легкие, как этот весенний ветерок.

Она любила посты. Ей нравилась тихая радость церковных богослужений, длинные покаянные молитвы, очищающие душу. «Тучи ми подаждь слез в поста красный день, яко да восплачу и омыю скверну, яже от сластей, и явлюся тебе очищен», пели в первый день Великого поста, в Чистый Понедельник.

Ксения стремилась поскорее исповедоваться и причаститься, но все что-то мешало. Неожиданно возникали какие-то новые неотложные дела, и она никак не могла вырваться из плена пестрой житейской суеты.

И вот, наконец, она в церкви. Шло вечернее субботнее богослужение. Исповедовал молоденький священник. Он недавно служил в их церкви, и Ксения даже его имени не знала. Когда подошла ее очередь, она не смогла вымолвить ни слова. Трудно было себя пересилить и высказать все, что накопилось у нее на душе этому мальчику в рясе. Сказала только, что как-то раз нарушила пост.

Он сосредоточенно помолчал, ожидая продолжения, и не дождавшись, вдруг начал долго и горячо говорить о том, что Бог-это любовь, что нужно всех любить, не то будешь как «медь звенящая».

А она стояла в недоумении и думала: «И зачем он тратит напрасно столько времени? Ведь она обо всем этом не раз читала». И, не выдержав, прошептала: «Я поняла…»

Священник быстро взглянул на нее и стал говорить о том, что не такой уж большой грех нарушение поста. Нужно помолиться, Бог простит. Главное — не делать больших грехов. А то ведь бывают такие тяжелые грехи (он сделал ударение на слово «тяжелые»), как раздражительность, гнев на ближнего… И он начал одно за другим перечислять все то, что ей было так трудно и стыдно произнести вслух. Каждое слово било в цель. Она вздрагивала и мучительно краснела. И некуда было спрятаться, некуда от себя убежать. Когда он замолчал, она с облегчением вздохнула. А священник переспросил ее имя, накинул ей на голову епитрахиль и прочитал разрешительную молитву.

Ночью Ксения не спала. Долго и мучительно ворочалась с боку на бок: ей вдруг пришли на память забытые, осевшие на самом дне души, проступки, совершенные за последнее время и не высказанные на исповеди. Душа медленно, с трудом, очищалась, словно снимала с себя чешую, словно выплескивала всю ту черноту, что накопилась в ней, готовясь достойно принять Святое Причастие. Наконец, под утро выплеснулось последнее воспоминание, и она вдруг ощутила себя легкой маленькой пушинкой, которую может унести ветер. И, неожиданно, заплакала. Слезы лились как первый весенний дождик, смывая всю грязь. Ксения чувствовала, что ее душа становится чистой и прозрачной, как стекло. За окном уже брезжил рассвет, и пора было вставать.

В сером сумраке раннего мартовского утра Ксения поспешила в церковь. После тяжелой бессонной ночи она еле держалась на ногах, но дышалось легко и свободно. У входа ей повстречалась монахиня, бывшая на вечерней службе. Она с пониманием глянула на Ксению и заспешила по своим делам. Несмотря на ранний час, в церкви было много народа. Сладко пахло ладаном. Перед иконами золотились и трепетали свечи.

В углу у иконы «Всем святым» стояла на коленях молодая женщина в черном платке и о чем-то горячо молилась. В руке она держала листочек с длинным списком имен.

Служба еще не началась. Люди покупали свечи, скидывали тяжелые пальто и складывали их ворохом прямо на скамейку. Ксения встала у колонны, подальше от людских глаз. И там, в укромном уголке, пред чистым и строгим ликом Пресвятой Богородицы она простояла всю службу. Причастившись, поспешила домой, прилегла на диван и тотчас заснула.

На следующее утро ласково светило солнце, и все вокруг пело. А в душе звучали слова маленького священника: «Надо всех любить, не то будешь, как «медь звенящая». И она вдруг удивилась его прозорливости. Как ему, такому молодому, почти ребенку, удалось заглянуть в ее душу и все понять? Как он сумел так верно указать путь, по которому ей надо идти, чтобы изменить себя, свое отношение к людям?

…Сжимая в руке букетик из вербы, Ксения шла, обходя лужи. Скоро Вербное воскресенье. И она снова пойдет в церковь, затеряется в густой веренице людей, идущих одною с ней дорогой и вдруг почувствует, что она в этом мире не так одинока.

Светлана Смирнова

Эту запись посмотрели 18 раз, из них 1 сегодня



Дата публикации: 9 апреля 2014

Размещено в рубрике: Общие новости

Комментирование закрыто.