Поздравляем отца Олега Кириченко с 50-ти летием!

Юбилей священнослужителяСтарший священник храма святого Иоанна Предтечи г. Волгограда, духовный наставник казаков Волгоградской области протоиерей Олег Кириченко сегодня отмечает свой — 50 лет со дня своего рождения! Дорогой отец Олег, от всей души поздравляем Вас с этими замечательной датой! Желаем вам крепкого здоровья, любви ближних, семейного счастья, верной паствы и помощи Божией в вашем не простом служении! Спасибо Вам за то, что вы есть!

МНОГАЯ ЛЕТА! МНОГАЯ ЛЕТА! МНОГАЯ ЛЕТА!

Повод к этому откровенному разговору с духовным наставником Волгоградского казачества – самый походящий. Исполняется полвека, как наш батюшка с нами в одном строю. С чем его сердечно поздравляют комитет по делам национальностей и казачества Волгоградской области, коллектив редакции газеты «Казачий Кругъ» и все наши читатели. Прихожане прекрасно знают протоиерея Олега Кириченко, как старшего священника храма Иоанна Предтечи. Да и казакам он хорошо известен своей активной деятельностью во всех больших и малых делах, непосредственно связанных с казачеством.

Знаю отца Олега не первый год. И хочется отметить характерные черты этого человека: во всех его поступках и действиях просматривается высокая образованность, начитанность, культура поведения, открытость и доступность в разговоре.

– Отец Олег, Вы давно являетесь духовным наставником казаков волгоградского региона. Расскажите, как все начиналось.

– Первым духовным наставником казаков нашего волго-донского края был протоиерей Казанского кафедрального собора о. Алексий Машенцев. Именно он стоял у истоков казачьего возрождения в регионе в начале 90-х гг. Казаки очень любили этого пастыря и всегда относились к нему с благоговением.

Я стал священнослужителем в 1997 г.: на праздник Святой Троицы я был рукоположен в сан диакона, а через месяц, на праздник Собора 12-ти апостолов, был рукоположен в сан священника. Уже с 1998 г. я стал участвовать в казачьих сходах и кругах.

Интерес к казачеству пробудился во мне после знакомства с ныне покойным Валентином Ивановичем Наумовым, весьма авторитетным в то время деятелем казачьего возрождения. Мы довольно часто общались с ним, сблизились и по духу, и по настроению. Потом с Александром Алексеевичем Бирюковым познакомились. Ныне — депутат Волгоградской областной Думы, казачий генерал — он был тогда лидером казачьего движения, вокруг него группировались казаки, объединяясь в станицы. Юрий Николаевич Глазков, Георгий Иосифович Труфанов, Виктор Николаевич Селезнев, — эти и многие другие казаки составляли в то время увлеченный круг единомышленников.
Казачье движение пришлось по душе мне. Энтузиазм наблюдался необыкновенный, витал вольный дух казачества.

Иван Петрович Шабунин, тогдашний губернатор, активно поддерживал нас.

– Вы хотите сказать, что сейчас, по истечении 24-х лет со дня возрождения казачества, казачье движение несколько поослабло?

– Оно стало несколько другим, какой-то другой дух витает. Знаете, когда молодые люди начинают встречаться, у них энтузиазм, романтические отношения во всем и вся, необычный порыв чувств и стремлений. Потом, после женитьбы, на место горячей любви приходят более глубокие, серьезные чувства, а романтические отношения часто утрачиваются. И это, наверное, вполне закономерно. Вот так и в казачестве, я бы сказал, романтические порывистые отношения со временем, к сожалению, ушли. Можно с ностальгией вспоминать те годы, наши переживания, которыми жили. Теперь же наблюдаются более ровные отношения, но и проблемы никуда не исчезают. Только в начале пути они были одни, а сейчас другие. Те вопросы, которые тогда волновали нас, теперь кому-то покажутся несерьезными. В наше время мы ведем речь о государственной службе российского казачества, а в тот период об этом никто и помыслить не мог. Тогда речь шла все больше о том, как повернуться к истокам своим: начали возрождаться песенная культура, традиционный уклад жизни казаков. Вот в те годы, когда о. Алексий Машенцев окормлял казаков, был их духовным наставником, и я часто находился рядом. Когда о. Алексий отошел ко Господу, своим духовником казаки избрали меня. В это время начали воссоздаваться различные казачьи структуры. Были восстановлены Второй Донской, Усть-Медведецкий и Хоперский округа. Появились и новые окружные казачьи общества: Волгоградский округ, Волжский округ…

– Батюшка, я считаю знаковым явлением, что именно Вы оказались причастны к восстановлению первого Царицынского храма и, окормляя казаков, служите здесь. Служа в храме Иоанна Предтечи, чувствуете ли Вы связь с историей?

– Вне всякого сомнения! За каждой службой мы молимся «о создателях святаго храма сего и о всех преждепочивших отцех и братиях, зде лежащих». 2 июля 1589 г., строительством деревянной церкви во имя св.Иоанна Предтечи, была заложена крепос ть «Царицын». Известны имена 6-ти строителей, рубивших деревянный храм. Это Василий Агафонов, Дружина Иванов, Фома Степанов, Богдан Кузьмин, Обросим Клементьев, Иван Сеченов. Активное и самое непосредственное участие в возведении храма принимали поверстанные в стрельцы волгские казаки. Возможно, именно поэтому, еще с тех давних лет, казаки считают храм своим. Бытует немало красивых легенд, связанных с историей церкви на Волге. Старые клировые ведомости сообщают, что Предтеченская церковь построена в г. Царицыне Саратовской губернии на том самом месте, где, по преданию, прежде был охотничий домик Батыя, и где пролилась кровь первой христианской мученицы волжского понизовья – дочери монгольского правителя. Устроен был храм, по сообщению ведомостей, на помин души царя Ивана Грозного.

Несмотря на свои скромные размеры, церковь, сооруженная когда-то волгскими казаками, и поныне является главной казачьей церковью на территории Волгоградской области. Безусловно, она не такая величественная, как, скажем, Патриарший войсковой всеказачий собор в Новочеркасске, но все же для казаков Волгоградской области она, несомненно, дорога.

– Может быть, несколько нескромный вопрос, но я все же адресую его Вам. Каждый человек приходит к Господу по-разному и в свое время. Ежели не секрет, как и когда Вы пришли к Богу?

– Почему нескромный. Очень даже хороший вопроси вполне закономерный. Я родился в семье, которая не была столь, как сказали бы сейчас, воцерковленной. Хотя моя мама всегда верила в Бога. Когда я был маленьким, я интересовался и спрашивал у мамы: «А все-таки Бог есть?» На что она мне поясняла: «Сынок, я на твой вопрос отвечу так, как мне моя мама говорила: конечно, Бог есть, и ты знай это и никогда не сомневайся – Бог есть. И в жизни ты не единожды увидишь Его участие. Но только ты об этом молчи, никому не говори. В душе же знай – Бог есть!» То были советские времена – 70-е годы прошлого века. То, что мне говорила мама, я хорошо запомнил. Еще мальчишкой и позже, будучи школьником, интересовался этими вопросами. Сам я родом из Днепропетровска, бегал в читальный зал нашей областной библиотеки и все время там пропадал. Недавно перебирал свой архив, обнаружил несколько общих тетрадей, исписанных юношеским почерком. В 1980 г. издательство «Советская энциклопедия» выпустило для того времени уникальный труд – энциклопедию «Мифы народов мира». Я переписывал оттуда статьи о Боге, об Иисусе Христе, о праотцах, патриархах, пророках и апостолах, о Мухаммеде, о Будде… Все это увлекало меня, всем подобным живо интересовался.

– Чем это объяснить?

– Папа мой по профессии токарь, мама – служащая. Мамы со мной уже нет. Отец же, слава Богу, жив. Сегодня ему 88 лет, всю жизнь он проработал токарем, и вот сейчас, под старость, начал писать писать стихи. Выходит, в душе он лирик. Неплохие, между прочим, стихи. Так вот, ходил я в читальный зал, делал выписки. Так как меня всегда привлекала история, я, по окончании школы, поступил на исторический факультет Днепропетровского госуниверситета. В Днепропетровске познакомился и со своей будущей супругой. Будучи родом из Волгограда, она училась тогда в Днепропетровском художественном училище им. Е. Вучетича. Впоследствии она сталаил люстратором детских книг.

Путь мой к Богу нельзя назвать совершенно прямым. И Рерихами я интересовался, и протестантом умудрился побывать. Воспитываясь в атеистическом обществе, я не видел особой разницы между различными течениями в христианстве, подменяя в своем сознании Христа интеллигентским «богом в душе» и успокаивая свою совесть констатацией того, что Бог один… В феврале 1994 года мы с женой переехали в , где жили ее родители. Со временем и потихонечку Господь все кривизны выправляет. Испытав определенные разочарования в своей тогдашней духовной жизни, я решил поглубже погрузиться в Православие, стал изучать литературу, пытался разобраться и в том, и в другом, анализировал ситуацию и понял: часто я искал истину там, где не стоило ее искать. Оказывается, истина была со мною рядом. В начале 90-х в Волгограде открылся Православный университет.

Огромную роль в учреждении его сыграл А.И. Половинкин, – незаурядный ученый и энергичный человек. В качестве вольнослушателя я стал посещать лекции в университете. Сознание мое стало быстро меняться. Александр Иванович познакомил меня с ректором Православного университета, тогда еще не митрополитом, а архиепископом Германом, который принял меня очень радушно и, впоследствии, фактически стал моим духовным отцом. Мы говорили с ним о книгах, о многом другом, и со временем я определился.

– Отец Олег, Вы – член Волгоградской областной Общественной палаты. Какое-либо её влияние сказывается на работе нашей региональной власти?

– В Общественной палате я вхожу в состав двух комиссий. Комиссия, в которой активнее всего участвую и являюсь заместителем председателя – по культуре, искусству и информационной политике. В рамках этой комиссии было рассмотрено много интересных проектов, проведено немало деловых встреч и круглых столов, в том числе, с моим непосредственным участием. Вторая комиссия – по поддержке некоммерческих организаций и гражданских инициатив. В составе этих комиссий постоянно участвую, стараюсь не пропускать заседания. Кроме того, я являюсь членом Правления Волгоградского отделения Российского фонда культуры. Отделение возглавляет харизматичный подвижник и необыкновенный энтузиаст – Василий Иванович Супрун, профессор Волгоградского социально-педагогического университета. Деятельность фонда полностью соответствует моим взглядам на культуру. В рамках этого фонда также пытаемся много чего полезного сделать для области.

– Есть у Вас, ко всему прочему, какие-либо увлечения для сердца, для души?

– Я очень люблю казачью песню. Нравится мне и авторская песня, но давно прикипел к казачьей песне. Мы же считаем себя из казаков.

– Скорее всего, из запорожских казаков?

– Да, конечно, из запорожских. В прошлом году со своим двоюродным братом нашли в Юрьевском районе Днепропетровской области хутор Черноглазовский. Там отыскали корни свои. Подтверждением тому и такой факт: в нашем хуторе испокон веков казаки жили. Мы, Кириченки, род свой ведем от Гната Чопа. Был такой известный в свое время запорожский казак.

Пробуждение моего интереса к казачеству начиналось именно с песни. С удовольствием я посещаю различные мероприятия, где выступают творческие коллективы, такие как «Станица», «Казачья воля», «Покров». С Юрой Щербаковым общаемся часто. Казачьи песни – это духовность и широта натуры казака.

 …Недаром говорят, Бог любит троицу. У нашего духовного наставника трое детей. Старшая дочь Екатерина по велению собственного сердца несколько лет назад влилась в коллектив станичного казачьего общества «Зацарицынская станица». Средний сын Герман – 17-летний студент Волгоградского технологического колледжа. А младший сын 15-летний Алексей – воспитанник Волгоградского казачьего кадетского корпуса имени К.И. Недорубова Матушка Евгения, как мы уже отметили, по профессии художник-оформитель детских книг. Вот такая добропорядочная творческая православная семья Кириченко.

Источник: Газета «Казачий Кругъ»

С гостем беседовал
Владимир Весов

Эту запись посмотрели 44 раз, из них 1 сегодня



Дата публикации: 2 июня 2014

Размещено в рубрике: Новости Волгоградской епархии

Комментирование закрыто.