Архиепископ Дамиан (Говоров)

Архиепископ Дамиан (Говоров)Предвидя жестокости и мучения, которые обрушат на Русскую православную церковь большевики, святитель Тихон назначал архиеерев во все более или менее значимые российские города и даже селения. Так появились епископы в Камышине, Покровске, Нижнем Чиру, Усть-Медведицкой. У некоторых из них не было ясного церковно-административного статуса: они не были епархиальными владыками, поскольку новые епархии не создавались, но вместе с тем их нельзя было назвать викарными епископами, так как они не всегда находились в полном подчинении у епархиального архиерея.

Для святителя главным было сохранение православной жизни в России, которая, по его вещему предвидению, могла быть более полной при наличии архипастыря. Так в 1918 году впервые появился епископ в Царицыне. Это назначение совпало с созданием новой властью Царицынской губернии, поэтому святитель Тихон поручает новому архиерею устройство новой епархии, которая из-за продолжающихся боёв гражданской войны и внутренних неурядиц в стране не имела  чётко определённой территории.

Первым епископом Царицынским стал Дамиан. Ко времени пребытия в Царицын он уже имел опыт архипастырской деятельности. Родился владыка 11/24 февраля 1855 года в семье священника Григория Говорова, был крещён Димитрием. По окончании Екатеринославской духовной семинарии в 1878 году он, по законам того времени, получил звание студента и был направлен в духовное училище при Таврической духовной семинарии в г. Симферополь учителем русского и церковнославянского языков, параллельно молодой преподаватель работает в епархиальном женском училище. Через год он получил место священника в церкви духовного училища. Спустя 4 года Д.Г. Говоров переезжает в г. Керчь, где становится законоучителем женского института, а позже преподавал Закон Божий и в других учебных заведениях этого города.

Подобно праведному Иоанну Кронштадтскому молодой священник много внимания уделял отошедшим от православия людям «дна». Каждое воскресение о. Димитрий ездил в городской ночлежный дом, где проводил беседы, читал проповеди. Как отмечено в одной из статей о почившем владыке, в результате этой деятельности «многие ушедшие от церкви снова возвратились в её лоно».

15 лет было отдано женскому институту, много его воспитанниц получило знания и духовное воспитание от талантливого преподавателя. В 1898 году о. Димитрий становится настоятелем Керченского собора и возводится в сан протоиерея. Он большое внимание уделяет приходской жизни, воспитанию общества на религиозно-нравственных началах, заботится о красоте богослужения, устраивая церковные хоры, занимался миссионерскими делами. Ему приходилось выезжать за пределы Керчи для выполнения поручений таврического архиерея по налаживанию духовной жизни в епархии.

В 1904 г. протоиерей Говоров был переведён в Петропавловскую церковь на Журавлёвке у г. Харькова, где проработал в течение 3 лет. Будучи уже 52 лет от роду о. Димитрий принял решение продолжить своё духовное образование и поступил в Киевскую духовную академию. Во время учёбы его постигло личное горе – он овдовел. По окончании академии 5/18 октября 1911 года в пещерах Киевской лавры митрополит Киевский Флавиан постриг его в монашество с именем Дамиана.

Некоторое время иеромонах Дамиан читал лекции для всех 1500 монахов лавры, а в декабре 1911 года его возводят в сан архимандрита и назначают ректором Кишиневской духовной семинарии. 5 лет проработал в этом учебном заведении о. Дамиан, за это время в нём было совершено много полезных преобразований, за что от Священного Синода им была получена особая благодарность.

26 апреля 1916 года в Сионском соборе в Тифлисе состоялась хиротония архимандрита Дамиана во епископа Эриванского. В его подчинении находились Эриванская и Елезаветпольская епархии и входящий тогда в состав России Карс. Во время отсутствия экзарха Грузии под распоряжением епископа Дамиана оставался весь грузинский экзархат. В дни революции он был переведён на Волгу в Саратовскую епархию, стал первым викарием, епископом Петровским. Он участвует в выборах саратовского архиерея в 1917 г., которых рассказывалось в главе «Саратовская епархия».

Когда была создана Царицынская губерния, патриарх Тихон назначил сюда для организации епархии епископа Дамиана. В августе 1919 года он эвакуировался в Ставрополь, в конце октября возвратился. Его усилиями в городе открывается пастырско-богословское училище, прообраз нынешнего Царицынского православного университета, создается Александро-Невское братство. Но к концу года Красная армия окружает Царицын, и 3-го января 1920 г. он снова переходит в руки большевиков.

Владыка уезжает сначала в Ростов, потом в Крым. Здесь в Севастополе он основывает смешанную гимназию. После отступления белогвардейцев епископ Дамиан отбыл в Константинополь, где служил по воскресениям и праздничным дням в посольской Харбиевской церкви, разрушенной впоследствии большевиками, и преподавал Закон Божий в школе при этом храме. Очевидцы отмечали, что он оказывал духовную и материальную поддержку русской эмиграции.

В Крыму владыка стал во главе Свято-Владимирского православного братства (как сказано в одной из газет, «в Херсонесе у купели святого князя Владимира»), которым руководил до последних своих дней. В 1936 году, буквально за несколько дней до кончины владыки, в болгарском городе Асеновграде вышла в свет брошюра «Всероссийское Свято-Владимирское братство ко дню его 15-летия и 80-летия Председателя Братства Высокопреосвященнейшего Дамиана, архиепископа Царицынского».

В 1921 году епископ Дамиан переселился в Болгарию.  6/19 мая 1922 г.  синод Болгарской церкви назначает его в  Бачский ставропигиальный монастырь. Вскоре ему было поручено управление монастырём св. Кирика близ г. Станимака (позже город был переименован в Асеновград). Он продолжил работу по организации пастырско-богословского училища, вновь открыв его здесь в 1922 г. Биограф сообщает: «…Сколько скорбей и невзгод пришлось пережить ему, особенно в первые годы существования училища, когда средств не было никаких и скудость во всём была так велика, что временами в монастыре не было хлеба». Учащиеся, с большой любовью и уважением относящиеся к владыке и называвшие его за глаза ласково Дедушкой, в такие дни говорили: «Ну, теперь наш Дедушка наверное понесёт в заклад свою шубу, — больше ничего не остаётся».

Владыка Дамиан участвовал в архиерейском соборе Русской православной церкви за границей 20 августа/2 сентября 1922 г. Об этом сообщили «Церковные ведомости», издаваемые при  Высшем  русском  церковном управлении за границей. Следующее известие о владыке датируется 16/29 сентября 1922 г.: в этот день епископа Дамиана назначили начальником учебных  заведений.

Выходящая в Софии газета русских эмигрантов «Русь» 4 сентября 1924 года рассказывала о деятельности Русского богословско-пастырского училища, начальником которого был епископ Дамиан. Он сам прочитал в течение учебного года 15 лекций по предмету «Исторические пути устроения земли русской». Здесь регулярно проводились занятия по Новому Завету, догматике, апологетике, церковной истории, литургике, гомилетике, пению. По одной лекции прочитали учащимся Б.В. Остроумов и И.Н. Чаусов.

10 августа в этом училище закончился первый год его деятельности. На экзамены из Сремских Карловцев приехал представитель (делегат, как тогда говорили) синода Русской православной церкви за границей архиепископ Кишинёвский Анастасий. Ему сообщили, что год назад в училище подали прошения 75 человек, из них 43 было зачислено. Однако число стипендий было незначительным (их выделил только известный благотворитель того времени князь Лобанов-Ростовский, проживающий в Софии), поэтому к концу курса осталось только 19 студентов. Экзамены сдавало 11 человек, в т.ч. один болгарин.

Архиепископ Анастасий отметил высокий уровень знаний испытуемых. В газете высказывается надежда, что это училище не умрёт, продолжит свою важную деятельность. Но трудностей у единственного духовного учебного заведения для эмигрантов было много.

Архиепископ Дамиан (Говоров)5 декабря того же года мы находим в той же газете объявление о приёме в русское пастырско-богословское училище. На первый курс приёма не было. 18-летние юноши, имевшие образование не менее 7 классов гимназии, допускались к вступительным испытаниям на второй курс. Окончившие 4 класса духовной семинарии принимались без экзаменов. В объявлении сообщалось, что все стипендии замещены. Обучение в училище было платным: за годовое содержание необходимо было внести 450 левов и по 50 левов платилось ежемесячно за лекции. Если поступивший не владел русским языком, то ежемесячная плата составляла 150 левов. Вступительные экзамены назначались на 19-20 декабря 1924 года /2-3 января 1925 года.

Иногда епископ Дамиан покидал Кирикский монастырь и выезжал в другие города. В середине сентября 1924 года он присутствует в Софии на заседании Братства святителя Николая, которое ставило целью оказание благотворительной помощи русским беженцам. Владыка изъявил желание вступить в это братство.

12 октября газета «Русь» сообщает о том, что из Болгарии в Сремски-Карловци на собор русских иерархов за границей отправляются из Болгарии архиереи, среди них и Дамиан Царицынский. 24 октября мы находим заметку об этом соборе с упоминанием о присутствии на нём царицынского владыки. Вместе с другими архиереями Дамиан отрицательно отнёсся к состоявшему накануне принятию великим князем Кириллом Владимировичем императорского титула.

И в последующем мы находим имя царицынского епископа на страницах “Церковных ведомостей”. Он присутствует на заседании архиерейского собора РПЦ за границей, на котором был принят протокол об источниках содержания архиерейского синода преосвященных, пребывающих за рубежом без епархий.

В № 3-4 этой газеты сообщается о тех, кто пожертвовал на содержание пастырско-богословского  училища в Болгарии. Больше всего средств внёс митрополит Платон из Нью-Йорка: уже тогда доллар начинал набирать свою силу, пожертвованные им 200 $ составили 26 тысяч тогдашних болгарских левов. Сам начальник училища епископ Дамиан смог внести 7 тысяч левов.

11/24 мая 1925 года, как это было принято всегда в русских духовных школах, завершился учебный год в этом училище в монастыре святого Кирика. В это славный для православия день  епископ Дамиан вместе с училищным духовенством совершил Божественную литургию и молебен святым первоучителям Кириллу и Мефодию, после чего состоялся столь же традиционный для всей системы российского образования акт (сейчас в словарях русского языка это значение слова определяется как устаревшее), на котором после учебно-экономического отчёта секретаря совета училища Б.В. Остроумова воспитанник В. Лучанинов прочитал реферат «Впечатление при чтении Православного календаря на 1925 год». Потом учащие и воспитанники пропели «Со святыми упокой» и «Вечную память» патриарху Тихону и многолетие иерархам русской и болгарской церквей, учащим и учащимся училища, а также присутствующим на торжественном акте. На этой церемонии были гости из г. Станимаки и русские военные во главе с генералом  П.Н. Эрдманом.

По окончании учебного года с третьего на четвертый курс было переведено 10 человек. Было принято решение, что летом занятия будут продолжены с тем, чтобы программу 4 лет пройти ускоренно. Планировалось, что в сентябре будет осуществлен первый выпуск пастырско-богословского училища.

Снова был объявлен приём абитуриентов. Те, кто не имел среднего образования, принимались на подготовительное отделение, выпускники гимназий и 4-классных духовных семинарий принимались на первый курс без экзаменов, остальные должны были пройти вступительные испытания. Плата за месяц составляла 500 левов (для не знающих русского языка – 600 левов). В объявлении о приеме в училище сообщалось, что до сентября все стипендии уже замещены, т.е. что поступающие могут учиться только за плату.

В номере «Церковных ведомостей» от 24 декабря 1925 г. сообщается, что в память об освящении в Софии храма святого Александра Невского (между прочим, весьма напоминающего одноимённый царицынский храм) царь Болгарии среди прочих россиян наградил орденом и епископа Дамиана.

Несмотря на все трудности, училище существовало, многих оно поставило на ноги. Из среды учеников царицынского архиерея вышло немало хороших священников. Всего за годы существования пастырского училища в Станимаке было выпущено 50 человек. Забегая вперёд, скажем, что эта деятельность владыка была слабо поддержана русской эмиграцией. Протопресвитер Г. Шавельский отмечал в газете «Голос России» в статье, посвящённой кончине царицынского архиерея: «Сейчас училище заканчивает своё существование».

Владыка много сделал для распространения празднования памяти святого равноапостольного князя Владимира. В вышедшей в 1929 г. брошюре он писал: «А в центре их всех (героев русского духа — Авт.) стоит могучий богатырь, первый строитель земли русской — святой Владимир».

В 1931 г. Русский архиерейский синод почтил владыку Дамиана возведением в сан архиепископа. Ещё одно известие о нашем первом архиерее относится к концу 1932 – началу 1933 года. В книге «Казаки за границей. Март 1932 – март 1933» сообщается, что приветствия на имя командира Донского корпуса к праздничным дням посылал архиепископ Царицынский Дамиан.

Из посмертных публикаций можно узнать о деятельности владыки Дамиана в последние годы и о чертах его характера. Г. Шавельский называет царицынского архиерея подвижником, великим патриотом, до последней минуты не перестававшим печалиться о том, как бы помочь будущей России. А. Берков пишет: «Дни у него были заняты церковными службами и чтением ученикам лекций, а почти целые ночи – писанием корреспонденции и т.д.»  Знавшие архиепископа характеризовали его как доброго, приветливого, всегда в весёлом расположении духа, не покидавшем его до последних дней земной жизни. Он и ко всем людям относился с пониманием и всепрощением.

В своём надгробном слове митрополит Софийский Стефан рассказал, что знаменитую шубу царицынского архиерея, единственную относительно ценную вещь в его келье, украл какой-то потерявший совесть человек. Владыка, обнаружив пропажу, сказал с улыбкой: «Ну что ж? Взял — видно, нужно ему было. Бог с ним!»

Владыка был в курсе всех событий, происходивших в мире, он размышлял о политических течениях и ходе мировой истории. В 1933 г. выходившая в далёкой Бразилии «Русская газета» опубликовала его статью «О фашизме». В ней он пророчески предсказывал, что фашизм «дойдёт до крайности». Очень современно звучит призыв владыки к соотечественникам: «Надо объединять патриотическое и церковное в одно русло».

В 1935 г. архиерей перенёс воспаление лёгких, подорвавшее его сердце. На следующий год у него началась водянка, и владыка Дамиан был вынужден покинуть монастырь и лечь в софийский госпиталь. Но и здесь он продолжал интересоваться делами училища, зарубежной церкви, русского эмигрантского общества. В первый день Пасхи архиепископ встал с постели, прошёл по палатам и поздравил всех больных со Светлым Воскресением Христовым. А через неделю, 6/19 апреля, в Фомино воскресенье, в 2 часа дня владыки не стало.

Отпевание прошло в русском Свято-Николаевском храме в Софии, его совершили митрополит Софийский Стефан, управляющий русскими православными общинами в Болгарии архиепископ Серафим, ректор Софийской духовной семинарии епископ Анфим, которым сослужили протопресвитер о. Георгий Шавельский, десять священников и четыре дьякона. 9/22 апреля владыка  был погребён на софийском Русском кладбище. По сведениям, имеющимся у декана богословского факультета Царицынского православного университета о. Николая Станкова, на его могиле стоит скромный памятник, напоминающий, что там покоится архиепископ Царицынский Дамиан.

Иванов С.М., Супрун В.И. «Православие на волгоградской земле:епархии и епископы».

Для этой записи меток нет
Запись опубликована 9 декабря 2012 пользователем . .
Если вы обнаружили неточность или же обладаете дополнительными материалами к данной странице, редакция сайта "Волгоград Православный" с радостью и благодарностью примет ваши корректировки на наш адрес электронной почты volgaprav@yandex.ru
Спаси вас Господь!