Митрополит Антоний (Романовский)

Митрополит Антоний (Романовский)После того, как в апреле 1935 г. был арестован шестой епископ Сталинградский Пётр (Соколов), митрополит Сергий направил в наш город владыку Антония. Вероятно, предполагалось, что в Сталинграде архиерей задержится ненадолго, поскольку он здесь был лишь временно управляющим епархией, а основным местом его назначения был Ставрополь. Но лишь спустя 8 лет владыка смог попасть на свою кафедру. Сталинград же встретил его не слишком доброжелательно, и вскоре путь архиерея лежал не в Ставрополь, а в другие места, которые почему-то называются у нас «не столь отдалёнными».

Василий Антонович Романовский родился 6 марта 1886 г. (по другим сведениям, в 1882 г.) в с. Савинцы Полтавской губернии. Основы православной веры Вася получил в семье. Его отец был причетником в храме, верующей была и мать, как, впрочем, и все жители полтавского села. Отец умер в 1904 г., когда дети только начали подрастать. Мать прожила до 1930 г., успев порадоваться успехам сына и погоревать о его мучениях. У Васи было двое братьев и сестра. Брат Савва впоследствии служил в храме с. Савинцы. Брат Николай работал чернорабочим в с. Гоголево Полтавской области. Сестра Марфа была домохозяйкой в с. Савинцы, по мужу она носила звучную фамилию Господидай.

О юных годах жизни Василия Романовского сведений не сохранилось. Известно лишь, что в молодости у него состоялась встреча со святым праведным Иоанном Кронштадским, оказавшая влияние на всю жизнь будущего архиерея. Василий хорошо знал житие чудотворца, изучил его книги «Моя жизнь во Христе», «Мысли христианина», «Созерцания и чувства христианской души».

13 августа 1911 г. Василий Романовский был пострижен в монахи. Имя ему было выбрано, возможно, в память об отце. 15 августа он был рукоположен в иеродьяконы. Ровно через год Антоний стал иеромонахом. В 1913 г. он закончил Киевскую академию со степенью кандидата богословия. Покинув родную Украину, отец Антоний надолго связал свою судьбу с Грузией.

С 9 июля 1913 г. он работает преподавателем Тифлисской семинарии, здесь батюшка преподаёт основное, догматическое и нравственное богословие. С 1918 по 1921 г. в этой же семинарии он был инспектором. Одним из его предшественников на этом посту был священномученик Гермоген, впоследствии епископ Саратовский. Правда, в те годы, когда молодой монах прибыл в Грузию, владыка был уволен на покой, находился в Николо-Угрешском монастыре, но Антоний не мог не знать о пламенных речах Гермогена, о его духовной связи с Иоанном Кронштадским, писавшем саратовскому архиерею: «Вы в подвиге: Господь отверзает небо, как архидиакону Стефану, и благословляет Вас».

В 1921 г. (по другим данным, в 1919 г.) Антоний стал благочинным русских монастырей в Грузии. В это время Грузинская церковь получила автокефалию, начинается раздел приходов, храмов, юрисдикции архиереев. По-прежнему на территории Грузии оставались русские епископы и священники.  Так, в Сухуми абхазские (30), греческие (11) и русские (6) приходы  остались под управлением Сухумского епископа Сергия, который, однако, в марте 1919 года в связи с новым назначением выехал из Абхазии. Грузинская церковь пытается присоединить к себе эту кафедру, однако Временное высшее церковное управление Юго-Восточной России запрещает священникам переходить в эту церковь.

На чрезвычайном соборе создаётся  Сухумско-Абхазская епархия Грузинской православной церкви, в которую включаются «все без различия национальности приходы, монастыри и церковные учреждения между реками Ингури и Мехадыр». Русские священнослужители “протоиерей Голубцов, священник Протопопов и секретарь Автономов высланы из Сухума за антиправительственную пропаганду и попытки возбудить одну часть населения против другой”. Но на территории Грузии остаются другие чада Русской православной церкви, нуждающиеся в окормлении, другие русские священнослужители, сохранившие верность Матери-Церкви.

Выбор пал на иеромонаха Антония. 17/30 ноября 1924 г. он был хиротонисан во епископа Ереванского, викария Сухумской епархии. Хиротония состоялась в Москве, в церкви Преображения Господня в Каретном ряду, рукополагали Антония Святейший Патриарх Тихон и митрополит Петр Крутицкий. Но, видимо, уже после хиротонии стало ясно, что новому владыке придётся заниматься делами не в Ереване, а на Сухумской кафедре. Епископ Антоний значится на этой должности до 1927 г.

Вскоре владыка Антоний был «уволен на покой». Мы уже знаем тайный смысл этой фразы. По одним данным, в 1926 г. он был выслан из Тифлиса на 3 года в Вятскую губернию. По другим сведениям, епископ был арестован в январе 1927 г., осуждён на два года ссылки, сначала сидел в московской Бутырской тюрьме, потом в Марийской автономной области.

27 февраля 1929 г. Антоний стал епископом Донским. Здесь имеется некоторая неясность: в Ростове-на-Дону в эти же годы находится архиепископ Серафим (Силичев), а кафедра владыки Антония была в городе Шахты. Епархией он управлял до 1930 г. По данным Православного Свято-Тихоновского богословского института и Братства во имя Всемилостивого Спаса, он во все годы церковных нестроений неизменно держался твердого православного пути и много потрудился по воссоединению с Матерью-Церковью различных обновленческих группировок. В следственных делах владыка постоянно именуется «тихоновским епископом».

В Шахтах владыка познакомился со священником И.К. Калугиным. Иван Константинович вспоминал, что эта встреча состоялась в 1927 или 1928 г., но всё же более вероятно, что он приезжал к епископу в 1929 г. Этот батюшка тогда служил на Дону, сразу в х. Чернозубове Тацинского района, потом в станице Морозовской. Он, как и епископ Антоний, был сторонником Иоанна Кронштадского, встречался с этим выдающимся русским проповедником. На квартире у архиерея в Шахтах владыка Антоний и отец Иван обсуждали вопрос о создании в СССР групп последователей учения праведного — иоаннитов. По крайней мере, такие показания были выбиты в НКВД от И.К. Калугина в 1940 г.

Но к практической деятельности в этом направлении епископ Антоний приступить не успел. В 1930 г. он снова удаляется «на покой»: был осуждён по популярным в те годы статьям 58-10/1 и 58-11 и получил 10 лет высылки в Пермскую губернию. Наказание епископ отбыл за два года, в 1932 г. его освободили. Власть чередовала по отношению к церкви и её пастырям периоды репрессий с незначительными послаблениями, поэтому, вероятно, и стало возможным подобное сокращение срока.

Итак, 25 ноября/8 декабря 1935 г. епископ Антоний был назначен епископом Ставропольским и Донским, а также временно управляющим Сталинградской епархией и прибыл из Москвы в Сталинград. Сразу он остановился в доме 36 по улице Двинской на квартире своего предшественника епископа Петра. Но власти не разрешили ему проживание в Сталинграде, не давали прописки, поэтому владыка был вынужден переехать в Красную Слободу. Здесь он сразу жил на улице Ленина в доме 14 (или, может быть, там был только прописан), но потом переехал в дом 10 на Набережной улице.

К этому времени в городе у Русской православной церкви были отобраны почти все храмы: некоторые были закрыты, другие переданы обновленцам. Владыка служил, как и его епископ Пётр, в кладбищенской церкви г. Сталинграда. Сейчас на месте кладбища проходит улица Рокоссовского.

При церкви собирались православные люди Сталинграда. Председателем церковного совета был Маркел Денисович Сокирко. Ктитором храма был некто Иван Киприянович, проживающий по ул. Онежская, 55. Просфоры пекли монашенки Антония, Вера, Дорофея. Здесь постоянно находился слепой монах Михаил, у входа в церковь сидел нищий — иеромонах Кирилл.  Приезжали в архиерейский храм священнослужители и верующие из других сохранившихся церквей: игумен Гермоген (в деле указан как Георгий) Клюев — псаломщик в церкви с. Рынок, игумен Дмитрий Гордеенко из с. Журавки, иеромонах Серафим из с. Саламатино.

В 1936 г. в Красную Слободу к владыке Антонию приезжал Иван Константинович Калугин, который к тому времени стал священником в с. Себрово Михайловского района. Отец Иван ночевал в квартире архиерея. Они снова обсуждали вопросы развития иоаннитского движения в СССР. По крайней мере, таких показаний впоследствии добились чекисты от арестованного священника. В деле И.К. Калугина значится, что епископ Антоний был одним из лидеров иоаннитов в СССР.

23 ноября 1936 г. владыку арестовали. Оперуполномоченный 4-го отделения секретно-политического отдела Управления НКВД по Сталинградскому краю младший лейтенант госбезопасности Сунокозов, рассмотрев следственный материал, установил, что Антоний Антонович Романовский достаточно изобличается в том, что он является руководителем к-р монархической организации, проводившей в 1935-36 гг. среди населения Сталинграда «к-р пропаганду, содержащую призыв к свержению Соввласти». Владыка был привлечён в качестве обвиняемого по знакомой ему статье 58, п. 10, ч. 1-я и п. 11 УК. Мерой пресечения способов уклонения от следствия и суда было избрано содержание под стражей в ДПЗ УНКВД по Сталинградскому краю. Допрос проводил лейтенант Дьяков.

26 ноября обыскали дом, в котором жил владыка, при обыске присутствовали хозяин дома Василий Петрович Есин и Мария Петровна Арзамасцева. Изъяли совпаспорт (отметим, что в паспорте, вероятно, было указано монашеское имя архиерея, в документах нигде не вспоминается крестное имя Василий; такая же картина наблюдалась в деле епископа Петра Соколова), молитвенник, книгу входящих и исходящих записей, Евангелия, церковные книги, алфавит, 4 книги церковных нот, крест «с цепкой», «антиминцов семь штук», 10 служебных дел, церковную печать, разную переписку на 124 листах. В последующих документах указывается, что среди изъятой литературы были «Ежедневные поучения в слове Божьем» 1897 г. издания и «Сборник общепонятных поучений, составленный протоиереем Петром Износковым» 1902 г. издания. Эти книги, вышедшие до революции, естественно, содержали молитвы за царя. Сейчас мы часто встречаем их среди репринтных переизданий, в т.ч. и указанных книг. Но в те годы, когда даже имена недавних соратников вождей нужно было вымарывать в учебниках чёрной тушью, подобные незачёркнутые молитвы воспринимались как призыв к свержению строя. Новых церковных книг власть издавать не разрешала, а старые в случае необходимости могли быть использованы в качестве компромата.

2 января 1937 г. начальник 4-го отделения 4 отдела УГБ УНКВД Сталинградской области лейтенант госбезопасности Дьяков рассмотрел литературу, изъятую при обыске, и нашёл, что в первой книге на с. 886-936, а во второй — на сс. 160-162 имеется «к-р монархическое содержание», и постановил указанные книги как изобличающие А.А. Романовского в хранении литературы «к-р монархического содержания» приобщить к следственному делу как вещественные доказательства. Эти книги потом фигурировали в обвинительном заключении. Антоний не признал себя виновным, заявил, что они были ему необходимы для выполнения служебных обязанностей, но кто слушал объяснения арестованного.

Вместе с епископом было арестовано несколько человек. Среди них был упомянутый псаломщик с. Рынок Георгий Матвеевич Клюев, 1868 г. рождения, уроженец с. Посёлок Хвалынского уезда Саратовской губернии. У него обнаружили монархическую и антисемитскую литературу, вероятно, такого же типа, как и у Антония.

Был арестован Александр Алексеевич Лепский, 1881 г. рождения, уроженец Дубовки. Из дела можно узнать, что его  отец был плотником. А.А. Лепский окончил 3 класса церковно-приходской школы. Некоторое время он работал приказчиком в бакалейных лавках, в 1912-15 гг. находился в Носовском монастыре у Борисоглебска, в 1917-20 гг. был сторожем при церкви, а в 1920 г. стал священнослужителем. У него был брат Иван 51 года, работал плотником на заводе «Красный Октябрь», сетра Елена Мельниковой было уже 80 лет, она жила в Сталинграде на ул. Товарищеской, 13. В 1922 г. за сокрытие ценностей Александр Алексеевич был сослан в Кострому на 3 года. Под сокрытыми ценностями власть понимала тогда церковные святыни (священные сосуды, иконы, ризы), которые насильственно изымались из храмов.

В 1932 г. за неуплату налога отец Александр получил 2 года тюрьмы. В Сталинграде он проживал в п. Ельшанке по ул. Народной, 19. В 1936 г. его выслали как бродячий элемент в Дубовку, там он жил на ул. Пролетарской, 16. Но, вероятно, А.А. Лепский часто приезжал в Сталинград. Так, в деле отмечено, что в августе 1936 г. он в присутствии Ксении Ильиничны Тимоновой (монахини Клеопатры, живущей на Городищенской ул.) вёл контрреволюционную агитацию, направленную на дискредитацию советских профсоюзов. Можно только догадываться, каким образом дискредитировались профсоюзы и почему за это надо арестовывать.

Были также арестованы Семён и Мирон Егоровичи Чибиряковы. Уже в деле восьмого епископа Петра (Соколова) упоминается, что вокруг кладбищенской церкви группируются бывшие илиодоровцы. Эти браться как раз и относились в этой общине. Мирон вступил в неё в 1926 г., позже он вовлёк своего брата. Семён хранил у себя контрреволюционную литературу, распространял контрреволюционные стихи. Братья выступали против советской власти.

7 апреля 1937 г. спецколлегия Сталинградского облсуда приговорила: Семёна к 8 годам, Мирона — к 7, остальных троих арестованных, в т.ч. и владыку Антония, к 5 годам лишения свободы «за контрреволюционную агитацию против мероприятий партии и правительства». На последней страничке дела указано, что на всех этих лиц распространяется действие статей 3 и 5 закона РСФСР «О реабилитации жертв политических репрессий» от 18 октября 1991 г.

Со 2/15 января 1937 г. владыка Антоний уже не числится епископом Сталинградским. В этот день в епархию был назначен епископ Филипп (Перов). А Антоний Романовский отбывал наказание в Самарканде, ему можно было писать по адресу: почтовый ящик 12. Иван Константинович Калугин с ним переписывался, посылал посылки. Владыка сообщал, что работает в трудколонии, после работы совершенно свободен.

Срок наказания завершался 23 ноября 1941 г., но освобождён владыка только в сентябре 1943 г. Он не значится среди 19 иерархов, избравших 8.9.43 г. митрополита Сергия патриархом. Но уже 14 сентября 1943 г. Антоний был возведен в сан архиепископа и назначен снова на ставропольскую кафедру.

В октябре 1943 г. судьба снова свела его с Грузией: по поручению патриарха Сергия он вел переговоры о взаимодействии Грузинской и Русской церквей. Эти переговоры увенчались возобновлением канонического общения между русской и грузинской церквами, прерванного в 1917 г. самочинным объявлением Грузинской православной церкви автокефалии, непризнанной патриархом Тихоном и поместным собором РПЦ. Русские приходы в Грузии после этого были объединены с грузинскими под единым священноначалием Грузинской церкви. Но согласованной оценки каноничности акта отделения Грузинской церкви при этом не было сделано. Сообщая восточным патриархам о восстановлении молитвенно-канонического общения с Грузинской церковью, патриарх Сергий направил им известительные грамоты с изложением истории событий.

В 1943 г. владыка приезжает в Ставрополь, поселяется здесь. Одновременно в 1944-45 гг. он временно управлял Херсонской епархией. В мае 1945г. изменились границы епархии, Антоний стал архиепископом Ставропольским и Бакинским. 12/25 февраля 1962г. он был возведен в сан митрополита. Скончался владыка в Ставрополе 7 ноября 1962 г.

Иванов С.М., Супрун В.И. «Православие на волгоградской земле:епархии и епископы».

Для этой записи меток нет
Запись опубликована 9 декабря 2012 пользователем . .
Если вы обнаружили неточность или же обладаете дополнительными материалами к данной странице, редакция сайта "Волгоград Православный" с радостью и благодарностью примет ваши корректировки на наш адрес электронной почты volgaprav@yandex.ru
Спаси вас Господь!