Путь к себе

Путь к себеСлово «» возникло от греческого — «монос», что означает «один». Но что подразумевается под словом «один»? Может ли быть человек, посвятивший себя Богу, одинок? Едва ли. Видимо смысл лежит глубже…

Вот как рассуждает Игумен Агафангел (Белых): «Человека семейного связывает ответственность за членов своей семьи. Или человека, который трудится на важной работе, связывают должностные, служебные отношения. Наиболее свободен из всех именно монах потому, что он тот, кто решился не иметь ничего. Когда мы говорим об уставной стороне монашества – службы, посты, молитвенное правило – может показаться со стороны, что это ужасное закабаление. Но если это избирается человеком добровольно то, как это может быть связывающим элементом?» (Из книги Юлии Посашко «Монахи. О выборе и о свободе».

Отсюда следует, что монах – свободен и не одинок в подлинном смысле. Но свобода его – высшего рода. Свобода от греха, от порока, от мирской суеты – вот что такое свобода для монаха! И когда человек достиг такого уровня свободы, как он может быть одинок!? Ведь каждый день для него – это новая страница его книги служения Богу. Находясь в поиске общения с Господом, он уходит от поверхностной жизни, зацикленной на себе, обретая на таком пути истинного себя, способного жить для других. Те, кто знают хоть немного монастырскую жизнь изнутри понимают, что здесь во сто крат больше социального служения, нежели в миру. Жизнь в общине учит каждого послушника отрекаться от хаотичного своеволия, отсекая все лишнее с души и ума, словно, попадаешь в руки к древнегреческому скульптору, ищущему идеальную форму для идеального содержания, из куска бесформенного материала, придав ему огранку, создает шедевр. Именно здесь и только здесь может жить идея настоящей коммуны, где нет частной собственности, а все – общее, и все – равны между собой и все – счастливы. Именно это так копировали когда-то большевики с социалистическими лозунгами, уничтожая при этом все святое для народа. Не бывает подлинного социального равенства и счастья без Бога!

Так думают в общине Свято-Вознесенского Дубовского женского монастыря, которому в этом году исполнилось 150 лет.

Немного истории.

Свято-Вознесенский Дубовский женский монастырь был основан 7 ноября ( по старому стилю) 1865 года. Основателем, учредителем и строителем будущего монастыря был протоиерей Иоанн Алексеевич Покровский – благочинный Дубовского округа, служивший в Успенском соборе посада Царицынского уезда Саратовского губернии. Первой начальницей монашеской общины стала, по выбору отца Иоанна, рясофорная послушница Виталия из города Бежецка. В общине ничего не строилось, не определялось без ведома отца протоиерея, он был попечителем и строителем этой юной общины. Он был как чадолюбивый отец своим детям, радовался процветанию новой обители.

Свое возрождение монастырь начинает в 1991 году с приходом на епископскую кафедру архиепископа Германа. Во время тяжелейших безбожных лет православие на Волгоградской земле пришло в упадок. На территории вновь образованной Волгоградской епархии не было ни одного действующего монастыря. Первой настоятельницей возрождающийся обители становится монахиня Христина ( в схиме Валентина). Сама будучи воспитанная с детских лет в православной вере, она учила вновь поступавших сестёр не столько словами, сколько своим терпением, любовью и материнской заботой.

Сейчас обитель возглавляет игуменья Анна (Ерофеева). Под ее руководством возрождается молитвенная жизнь монастыря, обустраивается быт и благоукрашается обитель. Сегодня в общине проживает 30 сестёр. Но когда я сама приехала с группой трудников сюда, никогда бы не подумала, что на такой огромной территории, имея такое большое хозяйство, трудятся всего 30 женщин! Удивляет и радует, потому, что понимаешь – любое служение Богу всегда придает силы, ведь труд уже совершается не в одиночку, а с Богом!

В монастыре для сестер много послушания: иконописная лавка, вышивание и шитье облачения, налаживание молочного производства, обработка около 300 гектаров пашни и свечная мастерская. Обитель привлекает множество паломников, так как здесь находится Тихвинская икона Божией Матери, в честь, Которой и названа церковь. Икона была пожертвована в 2005 году архимандритом Назарием, наместником Александро-Невской Лавры из запасников этого монастыря и является списком с чудотворной иконы. Икона особо почитаема, поскольку до революции в монастыре находилась местночтимая Тихвинская икона Божией Матери, которая впоследствии была утеряна.

Еще одной святыней монастыря являются мощи протоиерея Иоанна Покровского. В 1992 г. его останки были обретены и поставлены в соборной церкви возрожденного монастыря. В настоящее время собирается материал для общецерковного прославления. Отец Иоанн вел благочестивую жизнь и по свидетельству очевидец, стяжал дар прозорливости.

Иверская икона Божией Матери, написанная на Святой горе Афон в конце 19 века, также чтима здесь. Кроме того, в обители есть мощи многих святых: оптинских старцев, блаженной Матроны, мученицы Татьяны, святителей Феофана Затворника, Афанасия (сидящего), Иоасафа Белгородского и многих других.

Дневник полутрудника

День первый. 13 июля.

Стояла теплая июльская погода, когда мы приехали в Дубовский женский монастырь. Дорога была прямой и легкой, словно, невидимая рука нас легонько направляла вперед, потому мы быстро очутились в обители. Встречала трудников главная настоятельница монастыря игуменья Анна (Ерофеева), молодая женщина, около 35 лет. Ее улыбка и открытый добрый взгляд светлых глаз нас сразу расположили к этому святому месту и настроили доверительное общение.

Не успели мы еще отойти с дороги, как всю нашу «бригаду» повели в трапезную, путь к которой пролегал мимо церкви, церковной лавки, кладбища, где захоронены сестры монастыря и предыдущие настоятельницы. Трапезная предстала нашему взору в виде просторной и гостеприимной комнаты. Помолившись, мы сели за длинный стол, пища за которым была, как и полагается, постной, вкусной и такой сытной!

Сестры нас разместили в небольшом двухэтажном корпусе для паломников. Рядом с нами был домик для рабочих, а позади — простиралось огромное холмистое поле, на котором пасли коров и быков. Здешняя природа впечатляет! Вроде недалеко от Волгограда, а ощущение такое, словно ты попал в какой-то совсем другой город или страну, а может – и континент, а возможно даже на остров, полный свежего упоительного воздуха, такого легкого и прозрачного, (как с картин импрессионистов). Промните, как академик Д.С Лихачева в своей книге «Письма о добром и прекрасном» говорил, что природа формирует сознание человека, его культуру и мышление, и конечно, он говорил об особенностях русского свободного духа и душевного богатства именно благодаря природе – ее ландшафтному разнообразию с преобладанием просторных широких полей и лугов!

Первым заданием для нашей группы стала работа в огороде. Надев перчатки и вооружившись тяпками, граблями и лопатами, мы с большим энтузиазмом пололи траву, тем самым освобождая полезные культуры: огурцы, помидоры, картофель, т.д. от вредных сорняков. В процессе облагораживания территории ко мне в голову пришли такие ассоциации: мы все живем подобно этим цельных культурам, но нашему росту и развитию всегда мешают разные сорняки, то есть, грехи, и мы прибегаем к помощи Другого — Сильного, способного разорвать путы, сковывающие нас, чтобы мы стали свободными! Мои размышления прервал полет шмеля: яркого, нарядного, словно одетого в пестрый летний костюм. Он энергично, перемещался с одного растения на другое, будто, что-то искал или веселил нас своим воздушным «танцем».

Послышались звуки колокола. Это значит – служба началась, и всех созывали на нее. Территорию, которую нам сказала, очисть матушка, мы привели в порядок, но, то ли нас вдохновил труд на земле, то ли солнышко так приятно пригревало, то ли, было интересно – чем же окончатся поиски и танцы красивого шмеля, — мы всей бригадой остались продолжать трудиться в огороде, освобождая от сорной травы другие участки. А издалека доносились голоса стройного женского хора. Вдруг нас окрикнула сестра, сказав, что работа наша окончена, и мы можем пойти в храм. Так я и сделала, после того, как помахала на прощание, празднично одетому шмелю, вымыла руки и переоделась.

Храм Тихвинской иконы Божией Матери, несмотря на свои небольшие габариты, производит сильное впечатление своей таинственной силой и величественностью. Головокружительная высота при взгляде на купол храма изнутри также впечатляет и создаёт ощущение внутреннего полета. Белые стены, как в старинных монастырях, наводят на мысль о преемственности традиций, о незыблемости духовных канонов. Как известно, нужно уметь видеть детали, которые помогают увидеть целое. Какую же главную деталь в этом храме увидела я? Эта деталь нематериального, а духовного свойства – спокойствие, да, я увидела, именно спокойствие во всем и во всех. Не статичность, не мёртвую тишину, а живое спокойствие, которое наполняет каждый уголочек, каждый предмет, каждого человека. И именно это помогает тридцати сестрам жить друг с другом в мире и согласии, трудясь во Славу Божию на этой земле.

Служба длилась долго, и после благословения местного священника, сестры читали молитвы, а я, выйдя, из храма, направилась в дом к остальным трудникам, застав их за наведением порядка в комнатах. На ужин нас снова ожидала постная еда, и как обычно, очень вкусная и сытная, с обилием молочных продуктов, готовящихся на монастырском молочном предприятии. Это: и необыкновенно насыщенное молоко, и чудесный йогурт, и исключительный кефир, и нежный ирис, и восхитительное сливочное масло и т.д. и т.п. Да, монахини – универсальные хозяюшки, умело сочетающие практичность и молитвенный образ жизни!

Вечером, после такого насыщенного дня, мы решили немного посидеть возле своего дома на уютной скамейке, поделиться своими размышлениями о прошедшем дне. Несмотря на приятный свежий вечерний воздух, прогоняющий усталость и сон, тело все равно просилось в постель. Перед сном, вычитав вечерние молитвы, мы отправились спать.

День второй ( 14 июля)

Утро следующего дня началось в 7:00 часов. Солнце к тому моменту уже поднялось высоко над горизонтом и пробивалось через окно в нашу спальню. Медленно потянувшись, я сказала про себя, доброе утро всей Вселенной, и пошла умываться. По сравнению с нами монахини встают гораздо раньше, в 5 утра они уже на ногах. И снова я поймала себя на мысли, как восхищают меня се6стры своей силой, своей выносливостью, несмотря на внешнюю хрупкость. Вот что дает Вера в Бога и Любовь к Нему – она наделяет человека, казалось бы, на первый взгляд, такого уязвимого, богатырской силушкою, чтобы справляться с разными трудностями. Монастырь подобен духовной армии: все строго по расписанию, огромные физические и духовные нагрузки, непоколебимая стойкость и всегда готовность к войне, будь-то с врагом, видимым или невидимым, суть – одна!

После завтрака женскую и мужскую силу поделили: нас отправили на трапезную, а юношей – в огород. Мы, а это: я, Наташа и Настя начищали полы и стены в монастырской кухне. Нам выдали специальные порошки, разные моющие средства и, конечно, перчатки, чтобы привели в порядок трапезную. Вначале мне казалось, что мы втроем очень быстро справимся с таким простым заданием, но вышло иначе. Сестры, наблюдая за моей работой, поправляли меня, и просили начищать лучше, вымывая грязь между плитками тремя слоями. Оказалось, что нужно прилагать немало физических и духовных усилий даже для такого простого дела. И снова мне подумалось про искушения в таких намоленных местах и про духовную силу монахинь.

За обедом, мне казалось, что я смету со стола все, что там было! На этот раз всех радовал прекрасный борщ, овощное рагу и замечательные молочные десерты. Вечером после службы мы продолжали трудиться в трапезной. Очередной день окончился, принося каждому много новых впечатлений, знаний и забот. На этот раз я уснула быстрее, и спалось намного лучше.

День третий (15 июля)

На следующий день приятные трели птиц, ворвались в нашу «келью» и разбудили меня, забыв мгновенно про сон, с новой надеждой я встречала очередной день! Он принес много нового и интересного…

После завтрака всех трудников матушка позвала за собой. Мы шли мимо виноградного сада, сарая и огуречной теплицы, чтобы в итоге оказаться среди кустиков спелой смородины, запах которой еще издалека дал о себе знать. Желтая и черная смородина – она, словно просилась в наши объятия. Оказалось, что собирать чудесную смородину – дело не только кропотливое, требующее терпения и смирения, но и творчески-увлекательное! Мы играли в «слова», вспоминая замысловатые научные понятия и явления, читали стихи и пели романсы, совмещая с трудом. Собрав нужное количество плодов, мы снова отправились всей бригадой на трапезную, где сестры дали очередное послушание – помыть и перебрать смородину. Это занятие требует еще больше выносливости и смирения, но во славу Божию все творится легко и с радостью, особенно, если читать «Богородице, Дево радуйся!», что мы и делали.

Вечером после службы нас ждал сюрприз – одна из сестер принесла нам огурцы, чтобы мы засолили их в банки. Ох, это было неожиданно для всех! Разделив обязанности, с Божьей помощью, мы принялись за дело. Первое условие – тщательно подготовить банки, вымыв их как следует. Процедура эта выполнялась со «слезами» на глазах! Сначала мы намывали банки ядрёной горчицей, хорошенько после промыв, а потом — кипятили их. Вот так, друзья! Матушки здесь строго следят за чистотой и дисциплиной, требовательно подходя, как к себе, так и к другим. После многих выполненных заданий, понимаешь, что в миру, при всей сложности порядков, намного проще жить, чем в монастыре. Так что фраза «Все надоело, уйду жить в монастырь!» — полная небылица! Люди, уходящие в этот особый мир, совершают шаг осознанно, понимая какие трудности и испытания ждут их впереди.

За ужином на своей, то есть, на паломнической кухне, после трудного и насыщенного дня, нам всем вдруг захотелось собраться за столом и откровенно пообщаться, выразив скопившиеся за день мысли и эмоции. Это так важно выражать свои впечатления, а не держать их в себе, ведь для каждого это первый опыт вот такой жизни и труда в монастыре! И как хорошо, когда есть с кем поделиться чем-то важным, чем-то сокровенным: и радостью, и грустью. Просидев допоздна и позабыв про усталость, мы не заметили, как пролетело время, и наступила ночь. Видимо, когда тебя понимают, и ты счастлив, время превращается в одно мгновение…

День четвертый (16 июля)

После вчерашней затянувшейся ночи, вставать рано многим из нас было непросто. Солнце уже давно сияло во всю свою мощь, освещая не только потаённые уголки нашей комнаты, но и нашего заспанного сознания. Да, весело же мы вчера посидела! А впереди предстоял новый день и новые заботы. Утренняя молитва придала нам силы, и мы отправились на трапезную, где матушки посветили нас в свои планы. Нас сегодня разделили на группы: мальчишки пошли трудиться в огород и теплицу, а прекрасный пол – в свечную мастерскую, где вместе с другими работниками должны своими руками по специальной технологии создавать церковные свечи. А меня оставили мыть полы. В этот момент мне показалось, что куда интереснее сейчас мальчишкам в огороде или девушкам в свечной мастерской, чем мне тут. Но я быстро себя одернула от этой искушающей меня мысли, вспомнив, что главное здесь – это послушание, а не самоволие или поиск интереса. С молитвой и внутренним согласием я вымыла трапезную, церковную лавку, коридор на 1 и 2 этажах.

На втором этажа я узнала, что живут самые пожилые монахини, которые уже ели передвигаются или болящие. Но сами кельи — просторные и светлые. Во время орудования шваброй и тряпкой, я вдруг увидела небольшой балкончик и решила на него зайти. Какой же великолепный вид открывается, если смотреть с высоты на весь монастырь! Он выглядит еще краше и прекраснее! А деревья, так и тянули свои ветви к балкону, словно просились пообщаться. Только одна высокая и стройная березонька стояла как-то обособленно от всей растительности и словно глядела куда-то вверх. Только в таких местах понимаешь ценность времени, жизни, общения, ценность живой природы и любви! Только здесь твои мысли приходят в покой, а чувства как полноводная весенняя река очищаются после зимы от всего грязного.

Также на втором этаже, среди множества неупорядоченных вещей, есть место, где правит всем любовь к мудрости и порядку – это библиотека. Когда я вошла вовнутрь тут же запах свежих, редких книг обдал меня с ног до головы, и пробудил во мне какую-то доселе не ведомую дрожь, подобно тому, когда встречаешься с чем-то большим и прекрасным, чем ты! Меня встретила миловидная молодая сестра – послушница в библиотеке. Она с радостью показала мне монастырскую сокровищницу. Я удивилась, в каком порядке, в каком ухоженно виде находятся все книги, словно драгоценные и редкие камни в дорогой огранке сияют они на своих полках. Зал поделен на две части: первая, что слева – это отдел художественно-публицистический, а справа – научный, мудрость которого, как пояснила сестра, открывается не всем и не сразу. Среди научного богатства сияло главным образом само Священное Писание, далее шли многочисленные труды всех святых Отцов. Полное собрание трудов Иоанна Златоуста, который как объяснила сестра, понятен многих верующим, а так как он в миру был юристом по образованию, то речь его отличается ясностью, точностью и конкретностью. Много также было литературы, можно сказать, на грани, на пример, православная педагогика, психиатрия, медицина, история, православное естествознание и т.д., то есть сочетание православного христианства с одной из наук.

Художественная сокровищница не меньше радует душу и глаз. Здесь и все произведения Ивана Шмелева, и сочинения Архимандрита Тихона, и тесты древнерусской литературы, например, Жития Святых, рассказы журналистов после посещения Святых мест и многое другое. Вот такой бесценный и уникальный клад был случайно найден мной во время трудничества! Но больше всего меня удивило, когда, после вымытого коридора, матушка мне дала следующее задание – убраться в библиотеке. В этот момент я поняла, что Бог, лучше всех знает наши нужды, и ведёт нас своей незримой рукой. В итоге я провела весь в день в библиотеке, вымывая окна и полы, а когда дело было закончено, я, расположившись в мягком кресле, принялась за чтение, которое пронеслось, как один миг.

За вечерней трапезой мы делились своими впечатлениями за день. Мальчишки, во время трудничества в свечной мастерской не только узнали секреты изготовления свечей, но и пообщались с жителями местной Дубовской деревни, которые устроились на постоянную работу в эту мастерскую. Монастырь в прямом смысле кормит все ближайшие деревни и также наш Волгоград, предоставляя не только ценнейшую молочную продукцию, но и рабочие места. После длинного рассказа ребят, мне тоже захотелось побывать в этой мастерской. Оказавшись внутри, я тут же буквально ощутила кожей сладость меда и запах свечей. Повсюду упакованные коробочки с разными сортами меда, а впереди – небольшая комнатка, в которой трудятся свечные мастера. Наблюдая за этим удивительным процессом, когда из бесформенного материала выходят стройными рядами благородного вида свечи, я пришла к выводу, что это преображение как нельзя лучше подходит и к нам, к людям. До встречи с Мастером, то есть, с Богом-Творцом, мы подобно вот этому бесформенному куску воска, но когда мы оказываемся в руках Его, то, проходя через разные этапы (испытания) приобретаем вид достойный Человека и с не менее достойным содержанием. Так мы преображаемся, и становится подобны Богу. И как сочувствуешь после этого тем, кто потерялся в этом мире и не приобрел форму, и как радуешься за тех, кто встретился с Всевышним и нашел себя — стал Человеком. Поэтому, чем дольше я наблюдала за работой свечного мастера, тем больше понимала, что творится самое настоящее таинство — таинство рождения свечей! Правда, сама бы я не смогла здесь задержаться надолго и потрудиться, потому как, в этой комнате очень душно, а запах меда со временем, не смотря на всю свою полезность, становится слишком навязчивым. Поэтому про себя я так радовалась, что сегодня провела день именно в просторной библиотеке. Слава Богу за все!

День пятый (17 июля)

Чем дольше мы тут находились, тем больше привыкали к местной дисциплине, и уже без будильника могли вставать чуть ли не под ранние призывы петуха. За пять дней пребывания в монастыре, мы не только привыкли друг к другу, но и ко всей этой обители, ко всем ее жителям, и вовсе не рвались домой — обратно в Волгоград…

После трапезы нас ждал подарок — настоятельница монастыря игуменья Анна вместе с другой сестрой решили нас свозить в Дубовку, а конкретно, в Водянское городище или золотоордынский город Бельджамен, что переводится как «город дубов». Название возникло в связи с тем, что окружающие прибрежные районы Волги были покрыты зарослями густых дубов, остатки которых в районе Дубовки сохранились до настоящего времени. Это место — исторической и археологической важности. Исследования Водянского городища говорят о том, что кроме благоустроенных домов в городе были каменное здание мечети, площадью 900 кв. м, три мавзолея, баня с водопроводом и различные ремесленные комплексы.

За рулем маршрутного автобуса была одна из сестер, а рядом сидела игуменья Анна и попутно рассказывала нам о том загадочном месте, которое нам предстоит увидеть. Путь оказался близким и увлекательным. Мы проехали мимо огромного камня, который указывает на то, что мы въезжаем на территорию, где когда-то велись раскопки и теперь это место имеет большую историческую важность, являясь памятников археологии.

Мы остановились на холмистой возвышенности. Тут же вся наша команда принялись друг с другом фотографироваться, ведь сверху открывалась живописная панорама. Холм резко обрывался, и внизу нашему взору представилась речка Дубовка, широкая такая и синяя, стирающая линию горизонта и другого берега, словно перед тобой море. Морское ощущение добавляли чайки, налетавшие на нас. Они кружились и кружились над нами. Это было так красиво – белоснежное кружево над головой. Спуск вниз, к берегу, был непростым, но возможным, и поэтому большая часть отважилась спуститься по сколькой каменистой поверхности. С берега открывается еще интереснее картина: по бокам от тебя огромные холмы, словно утесы-великаны или скалы, а впереди — такое спокойное, словно, бесконечное водное пространство! Вдруг одна из наших трудников случайно заметила на берегу, рядом с речкой, будто волной, принесло, что-то необычное. Она радостно что-то подняла и стала показывать всем. Матушка Анна, взяв в руки обломок от какого-то предмета, сразу сказала: «Это же ручка от глиняного кувшина, где-то 14 века!». Для нас это было потрясающей и неожиданной встречей с далеким прошлым! Сколько всего тайн хранит в себе это Водянское городище! Вот поэтому сюда так часто ездят на раскопки разные археологические экспедиции. Побывав здесь однажды, так и хочется вернуться вновь. Мы еще немного постояли на берегу, ощутив всю полноту свободы и чувство полета, дыша воздухом и оглядывая местную природу — холмы и высокие дубы. А матушка Анна заметила: «Чем это не море! Наша речка даже лучше любого моря!». И в ее словах есть истина.

На обратном пути все ехали молча, осмысляя увиденное и прочувственное. После вечерней трапезы всех трудников ждал еще один сюрприз — закрутка огурцов с лавровыми листами и приправами. «Продолжение следует!» — подумали мы. И принялись за дело. Вместе мы дружно и быстро справились с заданием, закрутив около 30 банок. Нас проверили сестры, и, дав парочку хозяйственных советов, приняли у нас работу. Еще одним новым умением в моей копилке стало больше!

День шестой (18 июля)

В субботу, в предпоследний день нашего трудничества, мы немного расслабились, и поспали дольше положенного. В выходные дни сестры трудятся меньше, чем в будние, так как такие дни предназначены для углубленной молитвы. Я настроилась еще с самого утра на сегодняшнюю исповедь, и еще так хотелось отстоять полностью службу. Из-за множества работ, мы, к сожалению, редко бывали на службах от начала и до конца, но сегодня — иное дело.

После утренней трапезы девушек позвали в храм, а ребят – в поле. Наше испытание на сегодня – привести в полный порядок храм, подготовив его тем самым к большой праздничной службе. Мы понимали – здесь работы на весь день, но мы должны успеть до 16:00. Нам раздали все необходимые моющие средства, тряпочки, ведерки, щетки и мы принялись очищать храм, внося в него струю новой свежести. Разделив обязанности между собой, я стала чистить подсвечники и вытирать иконы, остальные – кто — мыл полы, кто — чистил ковры. Вымыв до блеска подсвечники, я принялась за иконы. Нужно было начинать с самых верхних. Для этого — в помощь треножник. Я впервые на него взбиралась, и скажу по секрету, немного боялась оказаться на самой верхней ступени. Помолившись и преодолев страх, я принялась за дело. Неописуемое чувство возникает, когда ты вытираешь пыль с икон. Это не картину помыть или любой другой материальный предмет. Это прикосновение к святыне, к «окну в другой мир». И при касании к этому «окну», ты чувствуешь, как легкий трепет распространяется по всему твоему телу, заполняя тебя всего. Ты понимаешь, вроде дело маленькое, но, сколько ответственности на тебе, с каким вниманием и с какой Любовью ты должен совершать это таинство! Вообще, как я понимаю, любой труд во Славу Божию, любое послушание – это уже есть таинство, не зависимо от степени сложности работы, потому, что в этот момент возможно и должно общение с Богом. Мы трудимся, убираемся, в частности, в храме, в первую очередь, не для чистоты физического мира, а для наведения порядка в своих душах, чтобы размягчить их для молитвы – для встречи с Богом. Это наша цель.

При близком рассмотрении икон, лучше понимаешь их содержание и смыслы, глубже чувствуешь замысел Божией о каждом из нас. А когда поднимаешь голову, стоя на треножнике, видишь как близко к тебе купол храма, словно само небо протягивает к тебе свои руки, и все как-то ведется более близким и крупным, чем обычно.

… В итоге нашими общими усилиями храм был готов к вечерней службе, а у нас еще оставалось время забежать домой.

Придя на службу, мы увидели, что людей собралось уже много. Люди съезжаются в это прекрасное место отовсюду. В будни редко, когда бывает столько народа, и это объяснимо множеством причин.

Зажегся свет: храм засиял и засверкал новыми красками, ожил какой-то другой жизнью, а белые стены, будто стали еще белее. Сестринский хор настраивал на молитвенную волну, не смотря на суетное оживление вокруг: люди все прибывали и прибывали. Вышел батюшка с кадилом, терпко-сладкий запах, от которого наполнил все пространство вокруг. Перед исповедью я подошла к Тихвинской иконе Божией Матери, одной из главных святынь монастыря, намоленной верующими людьми, со своими собственными благодарностями и просьбами.

Как обычно это бывает, после исповеди всегда чувствуется легкость и одновременно ответственность перед своей осознанной жизнью. Ведь чаще мы совершаем грехи бессознательно, не зная и не понимая духовных законов. Многие православные христиане считают, что исповедоваться нужно только одному постоянному батюшка — своему духовному наставнику. Я же придерживаюсь другой позиции. Исповедоваться можно в любом храме и любому батюшке, лишь бы сердце было открыто к исповеди, ведь Бог услышит нас везде! А все новое — еще больше располагает меня на откровения.

Придя в наш дом, я тут же уединилась, чтобы вычитать каноны перед завтрашним причастием. Засыпая после такого удивительного дня, я стала понимать, насколько на самом деле человек не успевает отрефлексировать свою жизнь и в потоке бурных событий понять подлинного себя. И нужно немало просить у Бога помощи в познании себя…

День седьмой – крайний (19 июля)

Ну, вот и настал заключительный день нашего пребывания в монастыре. Так быстро прошла, нет, скорее, пролетела неделя трудничества в Свято-Вознесенском Женском монастыре.

Встали мы в 6:30 утра, чтобы успеть к службе. Выйдя из дому, мы заметили, что в это особенное воскресное утро все вокруг напоено такой же особенной тишиной и спокойствием, нарушаемое только сестринским хором и пением птиц. Вдали, на большом раскидистом поле, виднелось стадо коров, которое пас немолодой пастух, (видимо рабочий из деревни), в старой рубахе и в потертых штанах. Это понятно, ведь с таким большим хозяйством не справиться только женским коллективом в количестве 30 человек.

Зайдя в храм, оказалось, что он уже полон людьми. Все вроде как обычно, но понимание того, что сегодня мы уезжаем и это наш заключительный день в монастыре, немного изменило мое внутреннее состояние, наполнив ее такой тишиной и такой теплой грустью. А как все начиналось! Глядя на свои ранки на руках после мытья полов, унитазов, которые я, преодолев всякую брезгливость, вымыла до блеска, я вспоминаю, как мне было тяжело, как плохо спалось, а сейчас совсем другое состояние духа! Вспомнилось, как самовольничала, говоря одной из сестер, что хочу попасть к коровам и научиться доить! И чем больше просила, тем меньше шансов было туда попасть. Ведь так Бог учит нас через мудрую сестру смирению и следованию Божьей воли, а не своей.

Еще раз, подойдя к Тихвинской иконе Божьей Матери, чтобы поблагодарить Ее за эту прекрасную поездку, за этот ценный опыт, который я тут приобрела, за добрые и нужные советы сестер, за новые смыслы, что здесь мне открылись, за укрепление в Вере к нашему Господу! После причастия, которое тоже мне показалось каким-то особенным, ведь я впервые причащалась в женском монастыре, я подошла напоследок к мощи протоирея Иоанна Покровского, чтобы прикладываясь, поблагодарить за все!

Храм быстро опустел, когда окончилась служба песнопением сестринского хора. Какой все-таки глубокий смысл вложен в слово «сестра», как впрочем, и в слово «брат». Сестра – это духовная родственница, что ближе, чем сестра, родственная в физическом смысле. Для монахинь и монахов куда важнее духовные связи с людьми, именно такие отношения помогают им жить здесь, на земле, видя перспективу вечности.

После утренней трапезы, которая в этот день была тоже особенной, ведь на столе нас ожидали: всеми любимый йогурт, молоко, каши, ирис и многое другое. Недалеко от храма располагается магазин, где можно приобрести молочную продукцию по доступной цене, что мы и сделали. В Волгограде тоже есть точка, где покупают товары Дубовского монастыря – это небольшой киоск на территории храма Иоанна Предтечи в центре Волгограда. Здесь также все по демократичной цене и всегда свежая и вкусная продукция! Поэтому довольные таким приобретением, мы пошли дальше закупаться. Церковная лавка – самое подходящее для этого место. Каждый трудник выбирал то, что необходимо именно ему и его близким. Меня сразу привлекла автобиографическая книга, написанная узником ГУЛАГа Алексеем Арцыбушевым «Милосердия двери». В лавке, помимо уникальных книг, много ручек, платочков, тетрадей на которым написаны цитаты из Священного Писания. Особенно это приятно для студентов, сидя за партой писать такой ручкой и вспоминать летнюю счастливую неделю, проведенную в монастыре.

Перед отъездом одна из сестер напоследок дала нам еще одно задание – полить растения вокруг монастыря. Только этот полив не обычный, а сухой, без использования воды. И выглядит этот процесс так: человек тяпочкой или лопаточкой «взъерошивает» землю возле корней растений, чтобы пустить туда воздух. На протяжении нескольких часов я орошала землю вокруг прекрасных цветов, возомнив себя человеком, дающим глоток новой жизни крохотным созданиям, и почему-то вспоминала при этом сказку «Снежная королева», где Герда с такой любовью и нежностью ухаживала за благородной розой.

Вдоволь налюбовавшись цветочными «дамами» и «господами» и нанюхавшись их ароматами, мы отправились к святому источнику отца Иоанна Покровского, располагавшемуся на территории монастыря между высокими деревьями. По преданию он появился чудесным образом на месте усердной молитвы основателя монастыря, отца Иоанна Покровского. В то время в деревне и монастыре не хватала воды, стояла страшная засуха, люди болели, и отец Иоанн в течение долгих дней с горячей молитвой обращался к Богу. И вдруг случилось настоящее чудо – на месте, где молился священник, образовался святой источник воды. Теперь сюда приходят паломники, чтобы искупаться в святом источнике и набрать освященной воды.

Источник в виде колодца, набрав воды из которого, путники могут присесть в тенистом месте под раскидистым деревом. В будущем здесь должна стоять часовня, фундамент для которой уже заложен. Водичка, как это всегда бывает в таких местах, очень вкусная и бодрящая. Дети вообще не могли оторваться от нее, а особенно им понравился сам процесс набирания воды из колодца. Для них — это небольшая игра или даже таинство. Когда заглядываешь внутрь колодца – ничего не видно, и это черная бесконечная дыра кажется пугающей, и вдруг из нее появляется источник жизни – вода. Вот такой процесс преобразования: из ничего появляется нечто!

Одна из сестер монастыря, расположившись рядом с источником, поведала нам немного о своём опыте жизни в общине. Начала она издалека: как образовался монастырь, кто его основал и как. Много испытаний поведала на своем веку эта обитель и ее служители: смуту, во время которой особенно досталось самому основателю, Иоанну Покровскому и монахини Виталии, сосланную за пределы монастыря. На ее место приходили другие настоятельницы, то было сложное время. В итоге смута закончилась и матушку вернули в ее дом. В революционные годы мощи монахини Виталии были потерны. Обрели их снова совсем недавно во время земельных работ на территории монастыря, когда нашли склеп матушки, а 8 июля этого года состоялось перезахоронение мощи.

Сестра продолжала:

— Ребята, поймите, мы, монахини, как вещи, не принадлежим себе, а принадлежи Богу, ведь у каждой вещи есть свой хозяин, а сама по себе она бесполезна, лишь соединившись со Творцом все становится на свои места. Когда выбираешь монашеский путь, человек обязан тут же отказаться от разных своих фантазии и иллюзий относительно жизни здесь. Монастырь – это не санаторий и не колхоз, где все общее и все равны, а место спасения души. Для нас жизнь здесь, на земле, имеет смысл, только в свете вечности. Цель наша – увидеть и познать Бога нашего еще при жизни физической через молитву, послушание, труд. Дисциплина, почему здесь строгая, потому, что она воспитывает в нас Дух Божий, который в миру растерян. Да, мы не свободны внешне, но зато как мы свободны внутренне, по сравнению со светским обществом! Быть монахиней – это большое испытание и истинное призвание, поэтому здесь есть свой испытательный срок, чем-то слабо напоминающий первые испытания при приеме на мирскую работу. Срок этот длится 10 лет, если настоятельница видит в ней настоящую послушницу, то назначается постриг. Во время пострига трижды бросаются ножницы на пол, что символизирует – полный отрыв ото всех былых привязанностей. В духовной жизни много символичного и образного, а буквальное восприятие не дает человеку истинного понимания. Смысл нашего монашеского послушания – в изменении своего человеческого греховного сознания на Евангельское, то есть через наше смирение стремиться к познанию и пониманию Божественного замысла о каждом из нас, подчиняя полностью Ему свое волю.

Разговор с этой удивительный сестрой вдохновил нас на обратный путь и на возможность приехать сюда еще. Оказывается, путь к монашеству может лежать и через трудничество. Как пояснила сестра, трудники живут здесь от полгода до двух лет, и если наставница узрела своими прозорливыми очами потенциал в труднике для монашеской жизни, то смело его или ее оставляют тут. Пути Господни неисповедимы!

Напоследок еще раз я подошла к могилам прошлых настоятельниц и сестер монастыря, поклонилась им, затем поблагодарила за мирную жизнь всех воинов у памятника героям Сталинградской битвы, и, взяв благословение у игуменьи Анна, попрощавшись с сестрами, и пообещав сюда еще приехать, мы сели в машину и отправились обратно домой. Сидя на заднем сидении, я постоянно оборачивалась назад и всматривалась еще и еще раз в этот иной удивительный мир своими впивающимися глазами, словно боялась что-то упустить из виду, словно кто-то звал меня назад…Высокие деревья, вдоль дороги, мирно покачивались, словно размахивали своими ветвями-руками, говоря нам вслед: «Мы не говорим вам «прощайте». Мы говорим вам лишь до «скорой встречи!»

Среди трудников в монастыре была и ваша покорная слуга Анна Иванова

Запись опубликована 28 сентября 2015 пользователем . .
Если вы обнаружили неточность или же обладаете дополнительными материалами к данной странице, редакция сайта "Волгоград Православный" с радостью и благодарностью примет ваши корректировки на наш адрес электронной почты volgaprav@yandex.ru
Спаси вас Господь!