Алекс Носенко

Над Украиною дымится четвертый год уже война

Предисловие

Эту книгу стихов я посвящаю всем моим землякам русским людям погибшим и изувеченным в реальном и переносном смысле в этой жуткой гражданской войне.

Зная, что меня каждую минуту может арестовать СБУ, я молюсь и отдаю на суд читателей выстраданные, бессонными ночами, . Как бы не сложилась моя судьба дальше я никогда не предам своей родины.

Половина стихов публикуется впервые. Прошу прощения за неточности (если таковые будут и орфографию), так как материал готовился в спешке и страшной нервозности.

Да поможет нам Бог выстоять и победить!

Старцы никогда не ошибаются и те четки, которые подарил ему духоносный, прозорливый старец ардхимандрит Ипполит (Халин) в далеком 1999 году тому подтверждение. Книги Алекса востребованы, это говорит о многом; подтверждается промысел Божий, и дай Бог, чтобы это творчество коснулось душ, как можно большего количества уставших от бездуховности людей.

Новые стихи на военную тему не оставляют равнодушными никого. Саша мужественный и бесстрашный поэт и гражданин, любящий беззаветно свой родной край. Дай Бог ему удачи и помощи Всевышнего в его опасном, как никогда сейчас на Украине, творчестве. Я уверен, что многие образы созданные в его творчестве останутся в русской литературе надолго и они переживут автора, как бы не сложилась его судьба.

Виктор Григорьевич Матковский член Союза писателей СССР региональное Сахалинское отделение.
Печатался в журнале «Дальний Восток», в сборниках «Сахалин» и «Солнечная Таврия».
Он автор поэтических книг «Вербоцвет», «Дыхание земли», «Встречи»,
«Планида встреч, прощаний и любви», «Огненные тайфуны войны».

Невозможно остаться равнодушным, читая Ваши стихи, пропитанные реальными чувствами и искренними переживаниями перед лицом страшной украинской действительности! Низкий поклон за Правду!!

Людмила Злакоманова

Над Украиною дымится четвертый год уже война

Над Украиною дымится
Четвертый год уже война.
И надо ж было так родиться,
Чтоб пить ту чашу нам до дна.

Донецк, Луганск — сплошные раны,
Ночью обстрелы, смерть детей.
А украинцы, как бараны,
На смерть бросают сыновей.

Руина ждет нас снова, братцы.
Гадалки тут вам не соврут.
Военный ад не украинцы,
А «западенцы» разведут.

Не доведи, Господь, до плахи
Наших казацких сыновей,
Они, как те слепые птахи,
Что потеряли матерей.

Ты от бандеровской отравы
Не опозорься на века,
Земля Днепра, казацкой славы
Непобедимого Сирка.

. Час испытаний постучал в наш дом

Так быть или не быть? Вопрос ребром.
Кипение скорбей достигло точки.
Гордиев узел разрубить мечом,
Иль в муках совести душить росточки.
Не дай бог жить во время перемен.
Мы тяжко возвращаемся к истокам.
Продажная элита, рок измен —
Всех по миру пустили так жестоко.
Час испытаний постучал в наш дом.
Разврат сердец на высшем пьедестале.
Дух воровства жизнь превратил в «дурдом».
Прокисла совесть в золотом бокале.
Нам суждено рождаться, умирать,
А жизнь чеканит вечные вопросы:
«Так быть или не быть? Вы, Россы,
Хотите ли, чтоб дальше текли слёзы,
Иль будете по – прежнему молчать?»

Майдан! Распял ты нас на лжи

Майдан! Распял ты нас на лжи,
Толпа людей, не знавших света,
И воровская страсть души,
Сердец, поправших дух завета.

Майдан замучил всех тоской,
Потоки слёз на нервах страха,
Как будто дьявольской рукой
Мы роем яму, ищем краха.

К нам грозной бури вестник мчит,
И дуют ветры невозврата,
Он всем погибелью грозит
За баловство в когтях разврата.

Уж запах пороха повис
В кровавых отблесках заката,
В тучах свинец, как зов на «бис»…
Курок нажмет злой рок – расплата.

Всё повторяется... И соль
Прольет огонь в живую рану,
А бунт в крови утопит боль,
На лицах нового майдана.

Научи меня, Господи, как нацисту подставить щеку?

Научи меня, Господи,
Как нацисту подставить щеку?
В век наживы и подлости
Только дуло к виску.

Где ты, есть ли ты, Господи?
Твой страдает народ:
Украина на паперти
Подаяние ждет.

Обнищали все до смерти,
Вымирает наш род.
Землю губим без жалости,
Всяк чиновник – урод.

Накажи меня, Господи,
Если раб твой неправ.
От страданий мы при смерти,
Где же правда, кто прав?

Ждет Украину не игра, зловещий снится сон

По ком звонят колокола?
Трубач трубит поход.
Святая правда ожила,
Возмездие идет.
Дуют военные ветра,
Спал безвременья тон.
Ждет Украину не игра,
Зловещий снится сон.
Факт отбивает гонг часов,
На биржах суета.
Плотину лжи сметает рёв,
Смерть доллара люта.
А на развилке крест путей —
От братства до любви.
Трезуб бандеровских детей
Утопит рок в крови.

Украина. Живем без завтрашнего дня

Живем без завтрашнего дня,
Кровавой тучи саван ближе.
Противоречий западня
Ветром скорбей нам губы лижет.
Стонет народная душа,
В земном аду хозяев ищет:
Одни рыдают без гроша,
Другая часть в пороках гибнет.
Кровавый пир среди чумы
Вызвал народные проклятья,
И в нищем рубище все мы
Дрожим от злости, ждем момента.
И вот военный грянул гром,
Багряный смог нам пятки лижет,
А уничтоженный наш дом
Нам отомстить за всё прикажет.

Гляжу в глаза страдания украинской судьбы

Гляжу в глаза страдания
Украинской судьбы.
Близки сроки отрезвленья
В дым обманутой толпы.
Ваш портрет — одна убогость,
Вы попали в лапы лжи.
Нужен кнут и тетка – строгость,
Чтоб порола от души.
Безнаказанность надменна,
Безответственность слепа,
За все это непременно
Ждет расплата дурака.
Конь заржет, узду закусит,
Станет в поле на дыбы,
Седока на землю сбросит
И растопчет, как грибы.

Украина. Бандиты в маске мудреца, пророка

В какой же век меня послал Господь?
Над правдой ложь глумится с озлобленьем,
И вдохновенью зажимают рот,
Ну, а таланты просят подаянье.
Достоинства поруганная честь,
Где праведность на службе у порока,
И гадкая чиновников всех лесть,
Бандитов в маске мудреца, пророка.
Без взяток не идет карьерный рост,
Даже студенты не сдадут экзамен.
Грехи давно приобрели почет,
Звереет зло, сердца стают, как камень.
Будь проклят век, разрушивший добро!
Те, кто потерял и честь, и совесть,
Все воры, набивавшие нутро.
И нам позор за глупость и за трусость.

Украину тянут в ад

Разгулялся у нас шабаш,
Украину тянут в ад.
Политический бомонд наш,
Вам Донбасс поставит мат.
Казнокрадство, «кумовщина» —
Безответственная мгла.
Воровская жизнь – малина,
Наркоманская игла.
Заболевшие все властью
В изнуряющей борьбе
И бессовестною страстью
В дьявольской своей судьбе.
Грабили, страну делили,
Издевались двадцать лет.
В ад земной жизнь превратили,
Но придется дать ответ.
Есть ведь высший суд закона:
Перед Богом все равны.
У небесного канона
Отвечать за боль страны.

Кровью написаны строки: «Донбасс, мы пока стоим!»

Что же происходит Боже?
Нас убивают, как скот.
И никто нам не поможет,
Раз Россия не спасет.

После виктории Крыма
Молча сливают Донбасс,
А гибель Древнего Рима
Разве не учит вас?

Вам газовые проблемы
Давно важнее страны.
Народ!
Никому не нужны мы,
Но есть законы войны.

Они бесспорно жестоки —
Предательства не простим!
Кровью написаны строки :
«Донбасс, мы пока стоим!»

Истекающий кровью Донбасс

Истекающий кровью Донбасс,
Своей грудью прикрывший Россию.
Весь народ Новороссии враз
Обратил свои взоры к «мессии».
Он поверил тебе, как себе.
Он услышал: «Не бросим — так будет!»
Погибая в неравной борьбе,
Умирают тут русские люди.
Но пустое ждать помощи, там
Либеральной России прокладка,
Закрывает границу всем тем,
Кто желает бросаться под танки.
Русский Мир! Не сошли ль мы с ума?
Сотни трупов почти, как привычка.
Ждем, когда же нацистская тьма
Разбомбит всех героев Славянска.
Ждем. Чего же мы ждем, господа,
Разве так повели себя деды?
Текла кровь, как сегодня вода,
Но они все ж добились победы!

Украина. Бес возмездия ищет врага

В революцию музы молчат,
Только ведьмы пророчат беду,
А на майданах зомби мычат,
Их ведут на убой под узду.
Замолкает навек тишина,
Бес возмездия ищет врага.
Аргументы находит война,
Брат бьет брата, сжимая наган.
Замывается кровь мостовых
Материнской горючей слезой.
Наливаются души живых
Лютой ненавистью грозовой.
Разрывается мир на куски,
Голос разума будто пропал.
Ангел смерти на поле тоски
Урожай собирает из тел.

Украина. Мы все на скамье подсудимых

Мы все на скамье подсудимых,
И с нами всё те же враги.
Разрухой, бесчестьем гонимы
На суд, и нас судят грехи.
Они беспощадны, коварны,
И ложь наша – главный судья.
Мы в жизни слепы и бездарны,
Наш дом — это путы вранья.
Забыли и честь мы, и совесть,
Плодим нищету, слёзы, плач.
И шлёт свою месть жизни повесть,
Удавку сжимает палач.

Во власть выбираем баранов,
И им же даем воровать.
За что же мы любим тиранов?
Потом всё не можем их снять.
Ослепшее стадо убогих,
Нам в жизни болото одно.
Ответственность — дело немногих,
Оно, видно, нам не дано.
Мы все на скамье подсудимых,
Замучены страхом, тоской,
Разрухой, бесчестьем гонимы,
Накрытые общей бедой.

Украина. Забурлили кровавые реки

Мы на выстрел приблизились к смерти,
Над Донбассом висит слово «пли!»
И пылают станицы — поверьте:
Нам сам дьявол поёт: «Вы пришли!»
Забурлили кровавые реки,
Потекли в нашу бедную Русь.
Сам Господь не поможет вовеки,
И обрушится все. Я клянусь
И молюсь: «Вразуми, Боже, грешных,
Пусть не ведают то, что творят,
Но страдания бедных, безгрешных
Пусть увидят и милость творят.
А не то вонзит нож война в спины,
Съест банкротство весь банковский счет,
Будет самым несчастным виновный
Олигарх, получивший расчет».

Украина. Страна стоит у края бездны

Вот пишется опять строка,
И слёзы душат не капая.
Бомбят Донбасс издалека,
А мы все только ахаем.
Гуляет нечисть по дворам
Моей украинской отчизны,
Звереет злость на горе нам,
Страна стоит у края бездны.
Как бесприютный сирота,
Весь люд не знает, что предпринять.
В душе тревога, пустота,
Из сердца камень сложно вынуть.
Майдан принес кровавый бал,
Где чувство, совесть – третий лишний.
Вся наша жизнь – девятый вал,
Картину пишет род наш грешный.

Украина в лапах злого рока

Украина в лапах злого рока,
Изнывает в пагубной борьбе,
В муках пропадает не до срока,
Проклиная всё в своей судьбе.
Обложили демоны лихие.
Русофил — не патриотом жил.
У народа стремена тугие
Напряглись все из последних сил.
И несёт нелегкая кривая
Наш корабль в военные края.
Ох, тревожна, жизнь в степях Донбасса!
Выведи нас, Боже, из огня.

Несет нас поезд времени

Несет нас поезд времени
В войну, где страх тревог.
Узнать бы то по имени,
Что нам готовит рок?
Стучат колеса в такт судьбе.
Иль просто стрелок бег?
Пишу,а мне не по себе.
Будь проклят этот век!
Стонет украинка — душа,
Изранена в крови,
Идет, чеканя мерно шаг,
Не ведая любви.
Тем не дает дышать нужда,
А этим — воровство.
Заела зависти вражда,
Неправды торжество.
Стучат колеса в такт судьбе.
Иль просто стрелок бег?
Мы запалили дом себе…
Как жалок человек!

Украина. Мы пришли в средневековый бред

Раны обнажились вековые:
Мы пришли в средневековый бред.
Наши судьбы русские, кривые
Вывели нас на дорогу бед.
Пласт культуры Шевченко, Толстого
Выжигает нацистский террор.
Время Сашки Белого, крутого,
Залило волнами весь наш двор.
И куда ни кинуть трезвым взором:
В Украине пляшет лихой вор.
«Ненько — Маты», крытая позором, —
Украинцам страшный приговор.
И никто не видит дальше носа,
Не хотят, не чувствуют беду,
А она стоит, торчит под носом —
Мы давно уже живем в аду.

Нам запрещено гордиться прошлым

Нам запрещено гордиться прошлым
И в любви воспитывать детей.
Патриотам, в западенство вросшим,
«Треба кляти клятих москалей».

Ненавидеть русских стало модным.
Путина клянут и стар и мал.
Прошлое накрыли тазом медным —
Будущее Байден предсказал.

Разрушая памятники, стонут,
Что им жизни не было в «Совке».
Но сегодня украинцы тонут
В нищете и голода реке.

Всю промышленность на Украине
Уничтожил тот же враг — москаль.
Черноземный край лежит в руинах,
С «Неньки – Украины» сняли скальп.

Язык Русский не дает покоя,
Снова попадает под запрет.
Но шахтеры выйдут из забоя,
Западенцам будет дан ответ.

Простым людям — им бежать придется —
От войны, разрухи, нищеты.
Власть имущим пока удается
Грабить всех. А завтра будешь ты.

Боже, что в душе творится

Боже, что в душе творится…
Ждать ареста СБУ?!
Может лучше затаиться,
Я надеюсь, что сбегу.
Надо бы тебе молиться,
Кому хочется в тюрьму?
Нет, ты хочешь насладиться
Их победою в Крыму?
А Донбасс многострадальный,
А украинский погром,
Да, и твой прогноз фатальный,
Что запалим общий дом?
Погибающую «Неньку»
Ждет бандеровский террор.
Президент наш Порошенко —
В Украине первый вор.
Мы сидим на чемоданах
И нам видится самим,
Что в гибридных новых войнах
Русский Мир непобедим.
Грозный Запад развалился,
Подло так напав на нас.
План с Бандерой провалился, —
Думали, покажет класс.
Глобалисты отступают,
Даже в штатах гадов бьют.
Трамп и Путин начинают
Новый шахматный дебют.
За народ буду молиться,
Чтобы пронесло беду.
И конечно мне не спится,
Кто же хочет в СБУ?

Помолюсь под образами за украинскую боль

Заточу перо слезами,
Вылью на бумагу соль,
Помолюсь под образами
За украинскую боль.
Нерв больной трону напевом,
По казацки с головой,
И по – волчьи с диким воем
Запою про край родной.
Струны сердца растревожит
Дух истерзанной земли.
Муза на слова положит
В песню то, о чем болит.
Ты пиши, поэт, надейся:
Всему в жизни есть предел.
А пока хоть в стены бейся,
Нам навязан беспредел.
Все кончается на свете,
Передел и воровство.
Он придет, как свежий ветер,
День, и будет торжество.
Крысы выбросятся за борт,
Как всегда сбегут — поверь!
Заштормит корабль, и на борт
Будет принят грозный зверь.
Зверь возмездием зовется,
Враг нацистам и ворам.
За метлу народ возьмется,
Подметет свой стыд и срам.

Украинцы, нам осталось за Россию умирать

Я такой, как все, изгнанник
Украинский, сын степей.
И плывёт по жизни странник
Вот такой, как все – ничей.
Дома, для властей предатель,
Но в России я хохол.
А стихи, как враг — вредитель,
В жизнь мою вбивают кол.
Мы не знаем, кто мы? Где мы?
Украина — разве мать?
Выживаем, как бомжи, мы,
Нищета, ни дать ни взять.
Всё стучим в глухую стену,
Перед нами мрак ночей,
И немую видим сцену,
Ложь и подлость палачей.
И война нам не приснилась,
Дух Донбасса поднял рать.
Украинцы, нам осталось
За Россию умирать.
Запад всех нас хочет видеть
Под могильною плитой.
Да, мы сами ненавидим,
Весь нацистский лживый строй.

Подвиг Донбасса на века сберечь

О Украина, скорбной доли меру
Какой поэт способен описать?
О мучениках, гибнущих за веру,
Язык наш не способен рассказать.
Донбасс, как Бога, на кресте распяли,
Людей казнили, мучили в крови.
Нацисты, что там только не творили,
Сломить дух русский так и не смогли.
Донбасс и жгли, и голодом морили,
Разграбили до нитки и дотла.
Но русский люд они не победили:
Все это не под силу силам зла.
Я преклоняюсь и горжусь доныне.
Пусть миллионы покаянных свеч
Омоют славою кресты родные —
Подвиг Донбасса нам в веках беречь.

Я видел сон…

Я видел сон, и в нём пришло то время,
Где нет уже украинских воров.
Почти забыто нищей сумы имя
И захолустье брошенных дворов.
Ложь купленных искусственных майданов
И мерседесов, давящих людей,
Успешно нами правящих тиранов,
Забытых стариков, сирот детей.
Продажных судей, рейдерских захватов,
Заводов, не дающих нам дышать.
Коррупционных чаевых откатов,
Чтобы потом спокойно воровать.
Миг пробужденья встретил я кошмаром,
Когда всё понял: «Это только сон!»
Эх, стать бы мне гранитным истуканом,
Не мучить душу, видя плач и стон.

Украинская карта, как рана

Лезут мысли всякие вздорные…
Как же хочется сильно курить!
В жизни страницы мрачно – черные —
Так и хочется волком завыть.
Годы след серебрят сединою.
Все болезни, как будто твои.
И хоть плачь: нищета с головою
Погрузилась в карманы мои.
Украинская карта, как рана
Кровоточит на братской крови.
Нас столкнули лоб в лоб, как баранов,
Дальше ненависть, жизнь без любви.
Будущее тёмно и туманно.
Все, кто может, бегут за кордон.
Но моя душа (вот как ни странно)
На чужое говорит «пардон».

Крест общих судеб славянской беды

Мы дети наследия красной звезды,
Наследия славных времён.
И крест общих судеб славянской беды
К нам, людям страны обращен.

Вся память кровавого прошлого ждёт
Прощенья, терпенья, любви,
Чтоб наш православный от века народ
Трезвел, очищал ток крови.

Проснувшись, вернуть Земле знамя Христа,
Изгнать сатанинский канон,
Громить воровские соблазны, места,
Где действует этот закон.

Вся ваша жизнь – карьера воровства

Не укради! Но как же, не воруя?
Вся ваша жизнь – карьера воровства.
У бедных хлеб последний отбирая,
Жиреете на горе большинства.
Ты не убий! Но как, не убивая?
Ведь миллионы нищих и сирот,
В злой нищете годами выживая,
Всё проклинают ваш зловещий род.
Люби людей! Но как, любить Иуду!?
Плутов – воров, бессовестных лжецов.
Потомки содрогнутся, не забудут
И помянут ругательным словцом.

Не спешите в лапы смерти!

«Не спешите в лапы смерти! —
Сказал мне старец прямо, —
Ваши стихи — благая весть
И в точку бьют упрямо.
И все те слезы на глазах
Измученного люда
Лишь подтверждают этот факт,
Где в каждом слове правда.
Вашу судьбу хранит Господь,
И не нужна вам слава,
Нашим властям вы в горле кость —
Смертельная отрава».

Флешмоба русская весна

«Когда весна придет не знаю», —
Запела дружно вся страна.
Советской песней побеждает
Флешмоба русская весна.

И снова все, как в сорок первом,
На бой поднялись, как один.
Только теперь сердечным нервом —
Любовью Русский Мир един.

А нам, хохлам, как письма с фронта,
Родник целительной воды.
У мамы слезы шли без понта,
Сидит у компа без еды.

Восстали смыслы русской жизни —
Священных песен голоса.
Жертвы Донбасса не напрасны,
Их подвиг славят небеса.

Бессмертный полк , флешмоб победы.
Мы победили в той войне!
Где жили мы и наши деды,
Запомнить нужно нам вдвойне.

Новый год к нам в гости мчится

Снег пушистый серебрится,
Мысли вышли на простор.
Новый год к нам в гости мчится,
Год семнадцатый в дозор.

Не беремен он сегодня
Смутой, как сто лет назад.
Сколько б западная блудня
Не мечтала — Ленинград

И Москва, и вся Россия,
Крым, Новороссийский Мир
Царь «всея Руси» мессия,
Путин наш – людей кумир.

Любят Путина и дети,
Олигархи, беднота,
Все, все, все и даже эти
В «Форбсе» первые места.

Русь Владимиром крестилась,
Став невестою Христа.
При Иване царством стала,
Всех язычников крестя.

Род Романовых венчался
На младенческой крови,
Как со смуты начинался,
Так и кончил на крови.

И пришлось семинаристу,
Сталину, спасать тебя.
Русь не предал он фашисту,
Вырастив бойцов — ребят.

Кровью грех свой искупила
Наша матушка – земля.
В страшных войнах побеждала
Православная семья.

И сейчас флешмоба песни
Из советских пор души,
Справедливости предвестник…
Олигарх, весла суши!

В воздухе висит советский
Русский дух и щит, и меч.
Разговор будет не детский.
Как нам родину сберечь?

Год шестнадцатый. Итоги

Год шестнадцатый. Итоги.
Русский Мир еще стоит.
Удивительный и строгий
Трамп пришел, как Айболит.
Он подточит или вырвет
Когти западных элит.
«Укронациков» стреножит,
Пусть там кто — то возразит.
Нужен матушке России
Хоть какой – то передых.
Трамп, конечно, не мессия,
Но не трус, крутой мужик.
В общем новости, как в сказке,
Змей Горыныч побежден.
Автоматы держим в смазке,
Враг коварен и умен.
Все надежды наши — Путин.
Путин — царь всея Руси.
Неожиданно, но Ельцин
Подарил его Руси.

Русский паспорт

Мечты, мечты, в чем ваша сладость?
Сосед мне паспорт показал
Не украинский (он не в радость)
Он русским паспортом махал.

Какая жесть, какая жалость.
И как нам пережить позор?
Казалось бы такая малость —
Быть украинцем — приговор.

Ведь мы не можем даже выжить:
Наш дом в украинской земле.
И нищета, и страх, и ужас
Давно спешат к любой семье.

Ох, как противны эти рожи!
Элита наша – все жиды.
И что украсть не знают гады,
Ведь все украли – вот скоты!

Нацисты, загнанные в угол,
Наглеют каждый день и час.
От них звереет даже Гугл,
А люди — всем плевать на нас.

Стихи духовные, разное

Все придем без опозданья в гости к Богу, как один

Все придем без опозданья
В гости к Богу как один.
Страх терзает неведеньем.
Что за смертным одром сим?
Тайна эта от рожденья
Будоражит все умы.
Смерти рок, как наважденье,
После смерти мы немы.
Нам, живым, не удается
Тем, кто там, сказать «привет».
Мир загробный остается
Тайной миллионы лет.
Ну — ка, ангелы, запойте,
Чтоб услышать вас сполна.
Смерть у гроба, но постойте,
Может, то природа сна?
То, что люди умирают
Не секрет, : я видел сам.
Но страдают ли – не знаю,
Что в загробном мире там.
Знаю, что без покаянья
Можно в ад при жизни сесть.
Нет спасенья без прощенья —
Вот такая штука есть.
Все придем без опозданья
В гости к Богу, как один.
В божьей правде покаянья,
Вера — сердца властелин.

Социализм не баловство — мы кровью это заслужили!

Когда отчаянье крылом
Накроет сердца половину,
А безнадежность как назло
Откроет страшную картину,
Тогда откроются глаза
И большинство прозреет сразу...
Ударит сильная гроза,
Свинцовый дождь смоет заразу.
И вспомним мы свое родство:
Кто наши деды, где мы жили?
Социализм не баловство —
Мы кровью это заслужили!

Мой друг, мне в жены слава не нужна

Мой друг, мне в жены слава не нужна,
Мои невесты — слезы и страданья,
Я собираю скорби письмена
Страны рабов, где боль и униженья.
На дне болота песни не слышны,
Здесь звон цепей и просят только хлеба,
Но знаю я, что все мы рождены
Сорвать оковы и увидеть небо.
И пусть глупцы, укравшие руно,
Мечтают о наследственной короне,
В сердцах людских давно бродит вино,
И меч возмездия их поразит на троне.
На звездном небе времени рука
Эпохе капитала ставит точку;
И новая, начальная строка,
Рождаясь в муках, жизнь даёт росточку.
Мы в новом мире будем строить рай
Без всех противоречий капитала.
Зари восход в заблудший дикий край
Придет, чтобы нам жизнь начать сначала.

Не любить тебя, Русь, не умею!

Не любить тебя, Русь, не умею,
Не смогу и покинуть тебя:
Даже в мыслях я сразу робею,
Как же буду дышать не любя?
Кто посмеет в лихую годину
В немощи бросить больную мать?
И возможно ли твоему сыну
Стать предателем и не страдать?
Наряжается поздняя осень,
Наливается золотом лист.
Льются слова моих грустных песен,
Словно ищут по сердцу невест.
Жизни воды – библейская повесть,
Умудряют седины любви.
Боль отчизны, воскресшая совесть,
Пробуждает родство по крови.
Новый гимн я тебе сочиняю,
И все громче рыдает душа.
На скаку лошадей не меняют,
Знать судьба — доживать без гроша.

Я целую тебя, родина, в уста!

Край любимый, ты земля казацкой славы.
Мне до боли все знакомые места.
Сечевые Чертомлыцкие заставы,
Я целую тебя, родина, в уста!
Так сложилось: ты познала много горя,
И не раз враги топили всё в крови.
Выплаканных горьких слёз сурово море,
Тени наших предков в святости любви.
Не угаснет в душах дух казацкой славы,
Вера и любовь живее всех живых.
Дух Земли нас породнил не для забавы,
Мы все дадим отчет о делах земных.

Открой же тайну, вечный небосвод

Давно в раздоре с миром и судьбой,
И душат годы, полные невзгод.
Тревожу дух навязчивой мольбой.
Открой же тайну, вечный небосвод.
Я жалуюсь на скорбный свой удел
И поменялся б жребием своим
С тем, кто у женщин больше преуспел,
Семью имеет и женой любим.
Но с музою навеки обручен,
Смеялся я над жребием таким.
Да старец мне сказал: « Ты обречен
Судьбой, не стать тебе сынок другим.
Отныне будешь видеть в мире зло.
Твоя душа открыта всем скорбям,
А сердце будет петь врагам назло,
Окуривая правды фимиам».
Но, Боже, мне так тяжек жребий тот:
Страдать со всеми и болеть душой.
Вот черный юмор, вечный анекдот —
Хочу я ласки и душе покой.

Дайте родину мою, старину любимую

С.Есенин. Эпиграф:
«Если крикнет рать святая:
Кинь ты Русь! Живи в Раю —
Я скажу: «Не надо Рая,
Дайте родину мою».

Дайте родину мою,
Старину любимую.
Золотые купола,
Ширь необозримую.
Растворись душа моя
В звоне колокольном,
Исповедую тебя
В духе богомольном.
Помолюсь я у икон
Исповедью слезною
И кресту пошлю поклон
За долю свою скорбную.
За заповедную страну —
Русь врагом распятую.
За Землю исповедную,
На кресты богатую.
Бес попутал Украину, искусил
Я сегодня очень сильно заболел.
Посидел на пепелище, протрезвел.
Протрезвев, увидел горе, поседел
Корабли любви духовной не удел.

Бес попутал Украину, искусил.

Мерзкий запад лживой песней полонил.
Куй железо, копти дымом из трубы.
Конкурируй, забудь брата для борьбы.
Нет святыни больше женской – продавай!
Нет невинности, есть деньги – покупай!
Зелень!.. Зелень! Вечный доллар – победил,
И не пахнут больше деньги у могил.
Заблудился род наш пленник, понял я.
И колдует бес мошенник, и не зря.
Продаём мы души оптом, по рублю.
И плывём по бездорожью к алтарю.
К алтарю, где адский шабаш, сатана,
Приготовил танец смерти всем сполна.

США нас гонят в невиданный ад

Жизнь в заботах несется по кругу,
Суетой запорошен наш взгляд.
В обстановке враждебной друг другу,
США нас гонят в невиданный ад.
Обещают растить всех в пробирках,
И вживлять электроды в сердца.
Всем штрих – коды повесить на бирках,
Чтобы слушать приказ из ларца.
А компьютер судьбу изначально
Просчитает на годы вперед,
И победа над смертью фатальной
В скором времени, в общем всех ждет.
Голливудской улыбке, ребята,
«Раю – сказке» не будет конца.
И запомните: жизнь будет эта —
Без какого – то бога – творца.

Шоковая терапия

Шоковая терапия
В шок повергла всю страну
«Совку» спели «аллилуйя»,
Дружно все пошли ко дну.
С нищетою подружились,
Нам ведь это не впервой!
Так пути страны сложились:
Или вор, или изгой.
Но теперь нам можно верить
В Бога, в дьявола — во всех,
Лишь бы только не тревожить
Воровской их оберег.
Оглупевши от пиара,
«Носим на ушах лапшу».
«Дураки» земного шара —
Это мы, о нас пишу.

Кредо всей жизни

Кредо всей жизни – слёзы.
Тропа судьбы — печаль.
В суму собрать занозы
Бесправий жутких боль
И защищать всех бедных,
Убогих и рабов
От беспредела «сильных»,
«Воров» и подлецов.
Словом затронуть в душах
Глубь исконных начал,
Развеять сплетни в слухах —
Как петух прокричал!
Просеять наносное,
Оставить жемчуга,
Вернуть к жизни святое,
Родные берега.
И доказать, что горе —
Начало благих дел.
Чтобы не жить в позоре —
Вот это мой удел.

Живи один с поющим сердцем

Не сотвори себе кумира,
Как падший ангел в суете.
Мой друг, божественная лира
Творит, стремится к красоте.
А сотворив себе кумира,
Ты поклоняешься Тельцу,
Уйдет божественная лира —
Такой товар ей не к лицу.
Живи один с поющим сердцем
И не имей других забот.
Шлифуй стихи, чтоб стих, как солнце,
Топил в холодных душах лед.
Не рвись и не ищи путь к славе:
Ты потеряешь божий дар,
Там сатана несет в отраве
Свой поцелуй за гонорар.

Вечный мученик поэт

Чтобы стать большим поэтом,
Надо взять чужую боль
И «распяться» перед светом,
Всё впитав в свою любовь.
Дух смиренно обретает
Свой нелегкий скорбный путь
И молитвенно взывает:
«Боже, дай мне не уснуть!»
На путях смиренья море,
Тяжкий крест, летящий вдаль.
Слезы, пот кровавый, горе,
Покаянная печаль.
Но добро в добре не вянет,
Слезы в жемчуг превратит.
Корень зла в земле завянет
И свет жизни возродит.
Доли горькой, непокорной
Вечный мученик поэт.
В сердцах памяти народной
Людских грешных судеб свет.

Поэтом быть или не быть?

Так быть или не быть? Смотреть на все, как камень,
Не видеть зло — его зловещий рок,
Иль погрузившись в ночь, и видеть только темень,
Убить надежду, доживать свой срок.
Людских страданий слезы мне «срывают крышу»,
Гнетут сомненья. Где же правда, Бог?
Как будто в плен отчаянья враг тянет душу
И точит, как та ржавчина замок.
Так быть или не быть? И где найти ответы
На вечные вопросы бытия?
И где искать, найти целебные заветы
Из книги жизни – это цель моя.
Поэтом быть или не быть? Мой дух страдает,
Он знает: я по лезвию иду!
Скольжу, и хрупок лед, и силы покидают,
Но здесь мой крест — по нему и пойду.

Святой Руси поэт идёт на плаху

Святой Руси поэт идёт на плаху
Под острый меч тирана-палача.
Одет он в покаянную рубаху,
Которую оплакала свеча.
Вся жизнь его – душевные страданья,
Путь горький от сумы и до тюрьмы.
Дух рока обрекает на скитанья,
А небо тяжкий крест дает взаймы:
На скорбный путь, на плаху и распятье,
Кровавый пот от горя и невзгод,
Чтобы сквозь крест пронес свое проклятье
И словом растопил душевный лед.

Как по тонкому льду я иду

Как по тонкому льду я иду,
Все пишу и пишу на беду
Говорят, что погибель найду.
Мол, по лезвию в бездну уйду.
Вот не знаю, дойду, не дойду,
Но я буду кричать про беду!
Даже если и к смерти приду,
Здесь мой крест — по нему и пойду…

Хохол останется хохлом

Хохол останется хохлом
Хоть ты пусти его в Европу
Где надо действовать умом,
Он напрягает только жопу.

И потому-то на Руси
Завещано аж Мономахом:
«Связаться Боже упаси
С тремя – жидом, хохлом и ляхом!»

Коварен жид, хотя и слеп;
Кичливый лях – похуже бляди;
Хохол же – съест с тобою хлеб,
И тут же в хлеб тебе нагадит.

Я узнаю ахматовские строки

Уходят старики наши в печали…
Нет денег, нет лекарств, в доме тоска.
Пришли на похороны, помолчали
Найдется ли для всех на гроб доска?
Я узнаю ахматовские строки,
В опавших лицах их — холодный страх.
Когда же кончатся мученья сроки?
Немой народ в чужих, ничьих руках.
Чужие ль руки у страны штурвала?
Кто грабит обнищавший наш народ?
И где найти спасенье от развала?
Кровавый ужас скоро всех найдет!

Если честный – сразу в гроб

Что за жизнь такая стала,
Если честный – сразу в гроб.
От воров житья не стало
Прямо, вдоль и поперёк.
От добра – добра не ищут,
Только нет добра нигде.
Толи ветер в поле свищет,
Толи правда эта где?
Правда исцеляющая
Убежала от души.
Ложь босяцки – воровская
Обживает этажи.
И не знаешь, как же выжить,
Куда ткнуть не знаешь нос.
Ну не модно честным быть!
Бедным счастья не найдёшь.

Не деньги зло, а их отсутствие

Не деньги зло, а их отсутствие,
Я убедился на себе.
В карманах дыры, их присутствие
Как будто приросли к судьбе.
Но было вещее напутствие
На перекрестке трех дорог.
И я пошел, где тропы узкие.
Туда, куда позвал сам Бог.
Открылись письмена старинные
И я увидел, где живу:
Геройский дух, предки былинные
Восстали, словно наяву.

Струны сердца играют печально

Струны сердца играют печально,
Наступает на пятки злой рок,
Точку ставит царь — кризис буквально —
Книга жизни подводит итог.
На краю у погибельной бездны
Сам задумайся ты, человек,
Разве Заповеди не полезны?
Сколько крови пролито в наш век?!
Заблуждение просто фатально,
Потому наша жизнь — вечный мрак:
Дух души, где живет гениальность
Не разбужен и изгнан, как враг.
Мало кто понимает о чем я,
Кто такой, где, зачем, почему? —
Это творчества мощные крылья,
Двери в вечность, дорога к Нему.
Это путь, предначертанный свыше,
Это наши дороги любви:
Сквозь страдания выше и выше,
Причастившись Христовой Крови.

Святогорский монастырь

День в закате догорает,
На хорах звучит Псалтырь.
И ворота открывает
Святогорский монастырь.
Божья Матерь призывает
Под святой благой покров,
Все болезни исцеляет,
Милостью даруя кров.
По меловой скале струится
Покаянных слёз родник.
День и ночь молитва льётся
На небесный жертвенник.
В православном сердце бьется
Новью благодатный зов.
К нам вера возвращается
Наших дедов и отцов.
Хор монахов «Славу» служит,
В сердце радость, как поют,
Людям души умиляют
И всех к Господу зовут.
Святой мир в душу вселился
Боже! Ох, ликуй, мой дух!
Будто я домой вернулся
После стольких лет разлук.

Страны небесной якоря

Раскаты грома позади.
О Русь моя святая!
Весны воскресшей впереди
У вечных ворот Рая.
Людей открытые сердца,
На Бога уповаем,
У риз Тернового Венца
Мы молимся и знаем,
Что крови пролитой моря
Не пролиты напрасно,
Что наша бедная земля
Страдала не напрасно,
Что наш измученный народ
Поднимет знамя веры,
Избавит грешный людской род
Греховных пут химеры.
И будет праведен в веках
Сей подвиг твой прекрасный,
Полки святых на небесах
Всех вымолят несчастных.
И золотые купола
Высоких колоколен,
Страны небесной якоря —
Там Дух Святой намолен.
О Русь моя, в веках живи,
Гори в лучах святой любви!

Когда на честь и совесть потерян спрос

Быть или иметь? На злобу дня вопрос
В отчизне, где ничто не свято.
Когда на честь и совесть потерян спрос,
А свято то, где звенит злато.
Цена измены – в швейцарском банке счет,
Мать – родина уже не в моде.
А люди – быдло, их не берут в расчет,
Судьба раба в его природе.
Дороги к бунту открыты как назло
Судьбе славян и всем народам.
Память коротка, и войны ремесло,
Есть меч, карающий урода.
Быть или не быть? Жить или умереть
За родину, детей – вот святость!
Восстать, не позволить злу нас одолеть —
И будет праведной расплата.

Я не боюсь ни смерти, ни седин

Когда часы мне говорят, что ты
Исчезнешь скоро в мрачной тьме ночной,
Морщины бороздят твои черты
И редкий волос блещет сединой.
Постелет осень желтых листьев медь,
Природа обновит одежд покров.
Ничто не вечно, и земная твердь
Готовит всем когда – то скорбный кров.
Я не боюсь ни смерти, ни седин,
Ни тления и погребальных дрог.
Боюсь остаться в старости один
С болезнями, без денег, одинок.
Снега накроют желтых листьев медь,
Весна ворвется в обновленный дом.
И только люди добавляют бед,
Жизнь превратив свою в военный гром.

Без творчества погибла б вечность

Нет, не разочарован в вере,
Но понял: не туда идем.
И снова ложь закрыла двери,
Перемешав добро со злом.
Напрасно молимся и ходим
От Пасхи к Пасхе у креста.
Живем воруя, бесов водим…
Как жаль распятого Христа!
А вы, отцы, смиренья дети,
Молчание – ваш главный грех!
В безблагодатной жизни это —
Быть пустым храмам в этот век!
Но где мы потеряли Бога,
Евангелие и Христа?
Путь искупления – дорога
Смиренная, да все ж не та.
Творец и творчество едины,
Где Духа весть – там благодать.
Душа и дух не разделимы.
Так что же нам еще искать?
Творить – ворваться в бесконечность:
Евангелие – Дух Творца.
Без творчества погибла б вечность,
Дух без начала и конца.

Прощаю тех, кого нельзя простить

Кто под звездой удачи был рожден
Имеет деньги, собственность и власть.
А я судьбою скромно награжден,
Перо макаю и пишу им всласть.
Мне муза шепчет тайны бытия.
Люблю всех женщин, им дарю стихи.
Мои друзья: леса, моря, поля,
Но не терплю я пошлость и грехи.
Поющим сердцем славлю небеса,
Прощаю тех, кого нельзя простить
И без чудес я знаю чудеса —
Быть человеком, с честью жизнь прожить.

Иерусалим помнит ту ночь

Подвиг Христа культуру творит,
Божьих тайн прорекая суть.
Мир любви благодатью горит,
Умудряя сердечный путь.
Иерусалим помнит ту ночь,
В кровь одетый жуткий закат,
Пот кровавый, безвинную плоть —
Христос грешниками распят!
Всё живое скорбит на земле,
Шепчет молитву Иордан,
Сад Гефсиманский затих во мгле,
Прокричал петух – жребий дан!
«Не минует мя чаша сия,
Крест понесу к Голгофе сам.
Отче, да будет воля твоя!
Воздыхание к небесам», —
Гром разорвал тишину. И вот
Сбылось пророчество: воскрес!
Смерть, ад победив, Христос нас ждёт,
В Рай открыв ворота небес.
Так сквозь века претерпевший всё
Дух Христа над миром царит,
Посеяв в сердцах семя своё,
Где Господь с душой говорит.

Чем живет душа нашей природы?

Чем живет душа нашей природы?
Что ей нужно, и что нужно нам?
Разве цель бессмысленной свободы
Быть открытым всем и злым ветрам.
Почему же мы, живя, не знаем,
Где и что нам нужно для души.
Обжигает зло, и мы страдаем
И плетем веревочки во лжи.
Нам дано природой познать Бога,
В красоте купаясь, стать творцом.
Но идем проклятою дорогой
Гордости, с завистливым лицом.

Дорогу в Рай покажет тот, кто шел

Дорогу в Рай покажет тот, кто шел
Ключами слёз открыв замок небес,
Скорбями путь молитвенно нашёл
Дошёл и дотащил свой тяжкий крест.
Мы все на линии фронта любви…
И жизнь не сказка с хорошим концом.
Зависть замесила грех на крови,
Сердца пленила золотым тельцом.
Зло, не сущее само по себе,
Оно ждёт слабости от нас и лжи.
И мимо скорбей не пройти судьбе,
Они есть линия фронта души.

Я искал утерянную совесть

Посвящаю игумену Берестову Анатолию

Я искал утерянную совесть:
Так хотел живой глоток огня.
Выплеснуть на светлый отблеск дня,
Запорошенную снегом горечь.
Трепетной, заблудшей в мире лани
Дух больной, истерзанной души
Разомлев в парах греховной бани,
Изнывал от грязной мерзкой лжи.
Умоляя свет прийти на помощь,
Так, терзаясь сердцем день и ночь,
Слезы проливал в седую полночь
Исповедуясь Христу и в эту ночь.
Исповедь прервала сердца боль.
Покаянной разлилась слезою,
Свет надежды затеплил огонь
Светлой и святой живой водою.

Дух Святой! Ты сердце лечишь

Дух Святой! Ты сердце лечишь,
Разрываешь мрак ночей...
Обними меня покрепче
Миллионами свечей.
Сбереги, развей сомненья,
Скорбный путь благослови.
Царства Божьего мгновенья
Благодатями яви.
За былые прегрешенья
Ты меня прости, прости...
Исповедное виденье
Не гаси в моем пути.
Я готов нести прозренье
Сквозь неведомость дорог
И просить за всех прощенья
Со слезой у твоих ног.

В храме поздний вечер

В храме поздний вечер. Тихо, всё молчит,
Теплится лампадка, и свеча горит.
Образ Богородицы предо мной стоит,
В сумерках вечерних душа ей говорит:
«Матушка — заступница, горю помоги!
Путь к твоему Сыну Ты мне укажи,
Из грехов одежды помоги все снять,
Слёзы покаянные лить и проливать.
И в слезах тех душу помоги отмыть,
Заново родиться, веру укрепить».
Заповеди тайной вдруг слова звучат:
«Сердце – поле брани, мир борьбой объят,
Жизнь по вере вашей права обретёт,
Скорбный путь к спасенью душу приведёт».
Теплится лампадка, слёзы у огня,
Образ Богородицы смотрит на меня.

Написано январь 2006г, монастырь, Углич

Моя слава неземная

Моя слава неземная,
Стихи пишу не для мирян.
Я правду жизни возвращаю,
Стихи мои для христиан.
Они для тех, кто ждет и ищет
Кто жаждет Бога и любви.
Они не там где ветер свищет
В погибшем мире нелюбви.
Мне так волнуют душу думы
Из прошлого Святым Крестом,
Встают созвездия народов
Из сонма мучеников, вдов.
Земля Святых в упокоении
Слезой омыта на века.
Святая Вера, Воскресение
Духовных родников река.
Грядет духовное рожденье,
Иконы плачут нам о том.
Обильные тому знаменья
Тайно приходят в отчий дом.

Любовная лирика

Сладкий плен очарованья

Я вдыхаю очень страстно
Тонкий, сладкий запах твой,
Пожираю взглядом жадно
Образ милый неземной.
В изнуряющем томлении
Жду я встреч с богиней дня.
Самое желанное виденье,
Будь со мной — люби меня!
Час, когда твой образ дивный
Мне очаг любви открыл.
Мировой огонь вселенский,
Моё сердце воскресил.
И в глазах судьбы осенней
Зазвенел ручей весны.
Голосом земной надежды
Неземной твоей страны.
Тайну пленом окружила,
Сказку в терем принесла,
И голубкой сизокрылой
Душу в дым оборвала.
Сладкий плен очарованья
Сильных огненных страстей.
Век гореть мне уповая,
Быть рабом твоих очей.

О тебе мечтает ранним утром день

Жизни свет, душа моя — чистый изумруд,
Мне морские волны о тебе поют.
Солнышко ласкает свет твоих очей,
Бьет ключами счастья голубой ручей.
О тебе мечтает ранним утром день,
Тайны охраняет лунной ночи тень.
Ты рождаешь песни, ветер и зарю,
Золотом рисуешь листья октябрю,
Розой расцветаешь свежей по весне,
Зажигаешь звезды ночью в синеве,
Музой исцеляешь грех бегущих лет,
Освещаешь веси, даришь первоцвет.
Всем тобою дышит мой волшебный мир,
Ты моя надежда и любви кумир.
Свет твоего сердца — зарево огней!
Ты маяк душе моей, боль и радость дней

Любимой

Как свежа вечерняя прохлада
И неописуем счастья миг.
Так сладка любви земной услада
Песни поцелуя губ твоих.
Это чудо, высшая награда —
Повстречать божественный твой лик.
И не сможет тёмных сил армада
Заглушить молитвенный мой крик:
«Без тебя мне жизнь теперь преграда,
Муки горькой бессердечный ад,
Ты моя надежда и отрада,
Я навечно преданный твой раб».
Не бывать в году три раза лету,
Но встречать весну в который раз,
Наши души к одному сюжету
Ведет неба вещий Божий Глас.
Я благодарю судьбу и звезды,
И небес волшебную страну.
Не бывает выше той награды,
Чем любить красавицу одну.

Врут зеркала! Какой же ты старик?

Врут зеркала! Какой же ты старик?
Коль в песнях ходишь к музе на свиданье,
Ее таинственный, прекрасный лик
Рисуя в тех сердечных воздыханьях.
Пройдут года, и с пожелтевших строк
Прольется страстное души желанье.
Не может время требовать оброк,
Другие будут пить твои признанья.
Учиться чуткой нежности любви,
Страдать в плену сердечного волненья.
Пылают страсти в молодой крови,
Им назначают новые свиданья.

Не хватало нам любви на двоих

Зацвела сирень под моим окном.
Дождались, влюбились мы, тем же днём.
Как же сладко целовались в том саду.
Укрывала нас сирень на беду.
А любовь давила нас по суду:
Дети, муж, семья… а тебя я жду.
Прибегала ты ко мне, хоть на час,
Голод, холод ни – почем – не для нас.
Нацелуемся вдвоем до зари,
Брызнул за окном рассвет – хоть умри!
Не хватало нам любви на двоих,
Не расскажет обо всем этот стих.

Не говори мне слов прощальных

Как грустным трепетом мерцает
Сквозь слёзы свет твоих очей,
Эта разлука обещает
Нам вальс осенних лебедей.
Не говори мне слов прощальных
И не печалься, не тужи…
Слезинки глаз твоих хрустальных
Не лечат ран больной души.
Любовь последней не бывает.
Не верь, есть вечная любовь!
Но подлый рок злой разлучает,
Нам не судьба быть вместе вновь.
Я в сердце сохраню навеки
Твой образ, губы и глаза.
Всё тяжелее капли в веках,
И капает из глаз слеза...

Любовь слепа, меня лишила глаз

Любовь слепа, меня лишила глаз,
Но рад я превратиться в твою тень.
С утра все жду, чтоб свет дневной погас,
Мне ночь с тобой милей, чем светлый день.
Вот говорят: « Ну что ты в ней нашел,
В кого влюбился, Бога не гневи,
Вам на полтину срок уже пошел,
Подумать только: голуби любви?!»
Нам наплевать на всю молву людей,
Нет для любви на всей земле преград.
На юг летит клин белых лебедей,
Шлет золото осенний листопад.

Я хочу сказать прости

Я хочу сказать «прости»,
Только подожди.
В миг, когда стучится грусть,
В летние дожди.
Я хочу сказать «прости»
За свою любовь,
За страдания твои
Жертвенный покров.
Не спеши сказать «прощай»
Клену под луной,
Будет сладок поцелуй
Под твоей звездой.
Будут солнце и луна
Радоваться нам,
Вот пришла любовь одна
В души пополам.
Я хочу сказать «прости»
Только ты люби.
Ты меня прости, терпи
И всё крепче жди.

Первый поцелуй

В забвенье канули года,
Засеребрилась жизни проседь.
Почти седая борода,
Душа уже покоя просит.
Скамейка в парке под сосной,
На ней впервые целовался.
Галкины губки, сладкий зной…
Ох, как тогда я волновался!
Да, столько лет прошло с тех пор,
Но помню каждое мгновенье.
Сердечко билось, как мотор
Вот это было откровенье!

Кораллы губ из алых роз

Глаза волшебницы чудесной,
Кораллы губ из алых роз,
Таинственной и неизвестной,
Желанной до безумных грез.
Душа пьяна хмельной отравой,
Любовной пыткой поражен,
А интернет, как парень бравый,
Все говорит, что это сон.
Пусть сон, легки судьбы забавы,
Но струны плачут по ночам.
Любви чарующей приливы
Нас манят там найти причал.

Жду как праздник с тобой встречи

Милая, я страшный грешник,
Выпью, стану как гроза.
У меня все тот же крестик
И усталые глаза.
Да, люблю все те же речи,
Небо, звезды и цветы,
Жду как праздник с тобой встречи...
Позовешь меня ведь ты?
А еще я больше жизни
Тебя, девочка, люблю!
Чудеса твои и тайны
Столько лет уже терплю,
И молю дух провиденья
Нас помиловать двоих,
Чтобы выслал ключи счастья
Пополам для нас одних.

Годы выпьют жизни воды

Ох, как хочется мне встретить
Карие глаза.
Прядь волос вдали заметить,
Тихо так сказать:
«Годы выпьют жизни воды,
Постареешь ты,
Не погибнут в непогоды
Наши те цветы».
Память душу растревожит
Ночью под луной,
Сердце о любви так скажет:
«Милый, будь со мной!»
Проза жизни — это мука:
Дети, муж, семья.
Проклята эта разлука:
«Милый я твоя!».
Милая, давай при встрече
Сядем под луной,
Взявшись за руки, в тот вечер
Скажем: «Будь со мной!»
И пускай худые черти
Крутят жизни круг,
Не завянут цветы эти,
Да, мой нежный друг.

Меня виновным не зови

Не лечит время от любви,
Тех чувств волнующих и нежных.
И топит рок сердца в крови
От расставаний неизбежных.
Слово «прости!» звенит струной,
Мне горько, но живу надеждой,
Что за любовь мою виной
Не станет грех души одеждой.
Ведь не от мира нам даны
Те чувства, их закон небесный.
Души не знают в том вины,
Они поют свой гимн чудесный.
Помощник бед всегда с руки
Плетёт рассудок сети ада.
Слезой не осушить реки,
В душе благоухают розы сада.
Меня виновным не зови
И не проси судьбу виниться.
У алтаря святой любви
Грех не посмеет поселиться.

Тоска любви

Мне б перечеркнуть строку
Переплыть бы море,
Отогнав любви тоску,
Не увязнуть в горе.
И весенний поцелуй
Обогрел бы душу
На песке, где волн прибой
Нежно гладит сушу.
В сны, где сердце не томит,
Боль души не ранит
И кошмаром не грозит,
Только лишь ласкает.
В дни, где грешная любовь
Стала вдруг безгрешной,
И слеза не режет в кровь
Струн судьбы мятежной.
Слезы — острие ножа,
Хоть и притупляют.
Но дороги в никуда
Все не отрезвляют.
Сердцу хочется любить
Под луной незримой,
Песни нежные дарить
И цветы любимой.

Назначь мне свидание

Назначь мне свидание
В «Лебедином свете».
Виной в наказание
За все мы в ответе.
Волнуюсь, дыханием
Ловлю свежий ветер,
А слухом внимание
Держу, как в сонете.
Люблю твои губы я
Все так же, как прежде.
Кораллы глаз карие,
Их взгляд — взгляд надежды.
Назначь мне свидание
В Лебедях под вечер,
Где миг ожидания,
Как в первой, той, встрече.
Не годы забвения —
Разлука калечит,
От слез покаяния
Судьба не излечит.
И сердца рыдания
Юдоль не разрушат.
Нам боль в наказание
До вечности в душах.

Прим. автора: В Лебедях — район в моем городе. Лебединый свет — название конкретного места. Юдоль – место скорби.

Берега надежды песней стерегу

Просыпаюсь утром, а твои глаза
Тёплые и нежные. За окном роса.
Трубка телефона всё манит к себе,
Мысли как и прежде только о тебе.
Солнечные зайчики прыгают в окне,
Поцелуи сладкие снова снились мне.
Столько лет я тайну в сердце берегу
Берега надежды песней стерегу.
Всё свеча любви сильней у души горит,
Знать, небесный ангел нас благословит.
Ты голубка моей песни венчальной,
Для любви рожденная небом заря.
Свой поцелуй подари обручальный!
Душ наших встреча случилась не зря.
Все пасхальные свечи венчания
У роз воскресения светлого дня
Сердце избавят от слёз отчаянья
Новой крепкой семьёй для тебя.

Цветы надежды береги, как друга

Не изменяйся, будь самим собою.
Ты можешь быть собой, пока любим.
Не сладилось, не стала жизнь мечтою,
Но Богом и судьбою ты храним.
Не поддавайся слабостям и горю,
Жить, не страдая, не возможно, нет.
Волна прибоя вечно шепчет морю,
Что ночь страданий побеждает свет.
Не расслабляйся, хоть прожил и много,
Ведь главное, что будет впереди.
Цветы надежды береги, как друга.
Клыки тоски все вырви из груди.

Страдания любви

Сердце, сердце, что ты хочешь?
Как тебя благословить?
Без любви дышать не хочешь,
Как с тобою дальше жить?
Мукой отбиваешь такты
И купаешься в слезах.
«Нам не ведать божьи акты», —
Только просим при свечах.
Но душе плевать на планы
У верховного судьи,
Она видит сарафаны
Милой, за окном вдали.
Ей закат снится в лазури,
Вечер тайну приоткрыл,
Месяц выткал на пурпуре
Ту, которую любил.

Кораллы губ, берущих меня в плен

Ты с музою обручена моей,
Скрепила нас железная рука.
Судьба любовью пролила елей
В наши сердца, броня ее крепка.
Рисует память милые черты,
Кораллы губ, берущих меня в плен.
Твои наивные и светлые мечты,
Наш над Днепром заветный, старый клен.
Осенних листьев клен роняет медь,
И чайки так же плачут на Днепре.
По — волчьи захотелось мне завыть,
Вспомнив тот день осенний в октябре.

Твой поцелуй

Твой поцелуй — томленье ожиданья...
Тончайший аромат и мед желанных губ.
Вино твоей любви, как сон очарованья,
Все в бесконечности и манит и пьянит.
Так пусть из золота ковер нам стелет осень
И пусть осенний дождь нам навевает грусть.
Любовь не запретить, не смыть и не разрушить,
Любви открыты все дороги без границ.
Дорогами любви горят костры вселенной.
Там всё, как и у нас есть горечи и грусть,
Но и горит огонь там вечности нетленной
За что, нам всем Творца благодарить.

Бездонный омут любимых глаз

Я по глазам твоим слагаю песни,
Бездонный омут их использую в стихах,
Дыхание ловлю как ветер – вестник,
Всегда мечтаю и целую страстно в снах.
Ты улыбнёшься — мое сердце бьётся.
Обнимешь — весь дрожу от радости в слезах.
Мне без тебя не спится, не живётся,
Я твой весь, и моя судьба в твоих руках.
Но как меня замучили виденья,
Проклятый телефон предательски молчит.
На сердце холод, рвут душу сомненья
Холодный разум: «Это глупо!» – говорит.
Хоть тошно, но душа слагает песни.
Поёт, боготворит и молится в стихах.
Так донеси ей, ветер, сердца вестник,
Чтоб боль мою она увидела во снах.

Из разбитого сердца слезами пою

Я покинул тебя поздним вечером,
Разрыдался кровавый закат.
Жизнь разбила любовь твёрдым нечетом
Горькой доли, несчастьем расплат.
Ветер высушил слёзы отчаянья,
Разорвав паутину дорог.
Сердце просит молитвы, раскаянья,
Чтобы всё же простил меня Бог.
Снег хоронит разбитое зеркало,
Режут душу осколки стекла.
Я хочу прокричать в телефон: «Алло!»
Отвечает молчанием мгла.
Небеса, приоткройте тайну свою:
Одинокий поэт – это я?
Из разбитого сердца слезами пою:
«Боже да будет воля твоя».

Прощай! Удерживать не смею

Прощай! Удерживать тебя не смею
Я дорого ценил любовь твою.
И возвращаю всё, чем не владею
Тебе залог покорно отдаю.
Я как подарком пользуясь тобою
Всё время жил надеждой, как в раю.
Но кончен срок нам посланный судьбою
И я права все небу отдаю.
Дарила ты, цены не зная кладу,
А может быть, не зная и меня.
Но не по праву взятую награду
Я возвращаю с завтрашнего дня.
Вместо любви молитва о прощении,
Свечи погасшей в сердце без огня.
Вот скоро дождь осенний в неведении
Слезой наполнит душу у меня.

Себя ты береги!

Как печальны речи расставанья,
Милые наивные мечты!
Розы наших встреч воспоминанья,
Слёзы душ — прошедшего мосты.
За окном всё так же плачут ивы,
Ребятня резвится у реки.
Золотые колосятся нивы,
Твой ответ: «Себя ты береги!»
Не сберечься мне от острой бритвы,
Если воля неба такова.
Хоть покинь трусливо поле битвы,
Рок у жизни отберёт права.
Ну скажи: «Меня ты всё же любишь?
И молиться будешь у лампад?
А когда — то, если вдруг разлюбишь,
Без тебя жизнь превратится в ад?»
У души надежда, расставаясь,
В сердце унести любви цветы.
А вернувшись, радостно волнуясь,
Нежно целовать твои черты.

Жить твоею улыбкою

Вечер дарит огни поздней осенью,
Лист осенний кружит мою грусть.
Я хочу возвратить свою молодость,
Только ты ее сможешь вернуть.
Свет струится во тьме светлой проседью,
Прошлой жизни совсем мне не жаль.
Жить хочу я твоею улыбкою,
Утопивши в любви всю печаль.
В свежем золоте роз разомлевшую
Тебя буду все больше любить.
Дверь открыв в ту весну запоздалую,
Где никто нас не сможет судить.

От счастья плакали все свечи

Мне не забыть тот первый вечер
И поцелуев сладких вкус.
От счастья плакали все свечи,
С икон благословлял Иисус.
Из томных карих глаз волненье,
На ушко шепот алых губ,
Молитвенное бормотанье:
«Навеки, мальчик, ты мне люб».
Мечталось нам, так будет вечно,
И мы пьянели без вина,
Любовь казалась бесконечной
И на двоих у нас одна.
Но птица счастья улетела,
Невидимым взмахнув крылом,
А роза красная завяла,
Оставив в сердце боли ком.
Но не забыть той сказки вечер,
Волшебных поцелуев сок.
От счастья плакали все свечи,
И радовался за нас Бог.

Нам ли ромашка о любви гадала

Нам ли ромашка о любви гадала,
Глазами звезды помигали вдруг,
В ударах сердца тайна созревала —
Плод майской розы твоих страстных губ.
Планеты наших душ летят на встречу,
Мечты рисуют милые черты,
От счастья даже ивы с нами плачут,
А осень кроет золотом мосты.
Вино любви мы допиваем жадно,
И просим небо: «Дай глоток еще!»
Листает время книгу беспощадно,
И не горит румянец впалых щек.
Остановись, мгновенье, ненадолго,
Не уноси в безвременье года.
Жить без любви невыносимо горько,
Жизнь без любимой – вечная беда.

Древний Углич, ты сердцу милый

Древний Углич, ты сердцу милый,
Седые храмы над рекой.
До боли город мне любимый,
Все снишься в снах души родной.
Святым Крестом всегда хранимый,
Сколько же видел ты любви
И в век безбожный и кровавый
Людских мучений и крови?!
Уносит Волга в водах думы
О древности и наших днях.
Свои небесные хоромы
Христос вернул нам в милостях.
Большой корабль по небу мчится,
Весь Воскресенский монастырь.
Терпенье горя не боится,
Где теплится Святой Псалтырь.
Свои глаголы там Дух Святой
Сквозь немощи в мои уста
Вложил — и вышел в мир земной
Я славить веру и Христа.
Смиренно веру излучает
Отец Димитрий (Горбатюк).
А Дух Святой всех охраняет,
От плена дьявольских наук.

08.02.2017г

Запись опубликована 23 февраля 2017 пользователем . .
Если вы обнаружили неточность или же обладаете дополнительными материалами к данной странице, редакция сайта "Волгоград Православный" с радостью и благодарностью примет ваши корректировки на наш адрес электронной почты volgaprav@yandex.ru
Спаси вас Господь!