Разрушенные храмы

Разрушенные храмыИстория Сталинградской битвы, будучи тщательно разработана в плане изучения собственно военных событий, имеет, тем не менее, несколько белых пятен в исследовании отдельных феноменов. Особенно это касается работ по состоянию религиозности населения Сталинградской области и бойцов Красной армии. Между тем этот фактор также необходимо учитывать при описании героического подвига нашего народа в период Великой Отечественной войны.

«Помолись за скорейшее окончание войны…»

Церковь в Сталинграде подошла к началу войны практически обескровленная: из около 700 храмов и часовен, имевшихся в крае до революции, остались единицы.

Превращение Сталинграда во фронтовой город сразу отразилось на усилении религиозных чувств мирных жителей и солдат. Воспоминания ветеранов говорят об огромной психологической помощи веры в Бога, достаточно высоком уровне религиозности многих бойцов. Непосредственно перед самыми боями в городе жители раздавали солдатам переписанные на бумаге молитвы «Живые помощи». Сводки отделений НКВД по перлюстрации фронтовой корреспонденции часто отмечают присутствие в письмах религиозных настроений: «Прошу тебя, сходи за меня в церковь, помолись за меня… и поставь несколько свечей перед иконой. Помолись Богу за скорейшее окончание войны, многострадающий русский народ, за новый мир». А вот выдержки из разговоров красноармейцев, собранные НКВД: «Ладно, что в Красной Армии скоро будут новые порядки – обратно вводят погоны, а это значит, что коммунистам крышка. Вот уже открыли церкви, и жизнь начнется по-старому…» или еще: «…Англия и Америка предложили Советскому Союзу открыть церкви, ввести погоны и эти мероприятия проводятся в жизнь…».

Спасали самое святое

В дни страшных бомбежек, стерших до основания целые кварталы и районы, многие, взяв свои домашние иконы, стали обходить дома с молитвой. Одна из таких икон, а также написанная на немецком бланке молитва хранятся сейчас в зале «Дети войны» Волгоградского Центра детского и юношеского туризма и экскурсий. Как вспоминает В. А. Гусева: «Сегодня, 23 августа 1942 года – горят дома, горит земля, небо лилово-черное. И на этом фоне со стороны кондитерской фабрики идут старушки в черном, несут большую икону и поют молитвы.

Во всеобщей панике люди спасали самое святое для них – иконы. В газете Волгоградской епархии «Православное слово» опубликовано множество рассказов детей Сталинграда о том, как их семьи прячась в оврагах, подвалах, окопах, молились перед своей иконой.

Здания уцелевших от атеистической вакханалии храмов стали надежными убежищами от бомб и снарядов. Даже оставшиеся от взорванного еще в 1932 г. Александро-Невского собора обломки используются в сентябре 1942 г. при строительстве уличных баррикад. В храме свмч. Параскевы Пятницы, по воспоминаниям очевидцев, во время боев люди спасались в церковном подклете. Прятались сталинградцы и в церковных подвалах Благовещенского храма на Дар-горе.

С началом боев в здании Свято-Духова монастыря разместились ремонтные мастерские. При немцах многие жители скрывались в здешних подвалах, где их окормляла игуменья Павла. Она учит людей молиться, переписывает с ними молитвы, скручивает из тряпочек свечи. Судя по документам НКВД, церковь «…в центральной части города, в бывшем илиодоровском монастыре» работала. После окончания войны некоторые монахини из Свято-Духова монастыря еще проживали в Сталинграде в домах над рекой Царицей.

Один на весь город

В городе, посвященном когда-то Царице Небесной и носившем ее имя, после войны недаром остался практически один , освященный во имя Казанской иконы Божией Матери. На долгие годы Казанский собор стал сердцем всех православных нашего края. Воспоминания Н. И. Батуевой: «Вскоре после интенсивных бомбежек Дар-горы, появились немцы и, выгнав всех из домов, согнали к церкви, что на Втором Волгограде…»

В воспоминаниях участника битвы И. К. Морозова особо отмечаются 25-26 января 1943 г.: «Шли тяжелые бои за элеватор, хлебозавод, вокзал -второй и даргорскую церковь. Здесь засели офицерские группы смертников, подразделения армейского полка связи и части 376-й пехотной немецкой дивизии генерал-лейтенанта фон Даниэльса… Приближался час торжества – уничтожения двух окруженных армий фашистских захватчиков. А тем временем элеватор, даргорская церковь и прилегающие к ним здания переходили из рук в руки… После короткого затишья, в ночь на 27 января, воины наших армий пошли на штурм засевших смертников. Те дрались с фанатизмом; отстреливались даже раненые гитлеровские офицеры госпиталя, размещенного в железнодорожных домах возле станции -второй. Мужество и героизм наших воинов решили дело. Отличились огнеметчики полков: подполковника Сухова, майоров Крючихина, Фирсова и Черизова. Были истреблены гитлеровские смертники на вокзале -второй и в церкви».

Казанский собор был сильно поврежден обстрелами: главный купол и колокольня сохранились, но от трапезной остались лишь стены. С колокольни наши артиллеристы корректировали огонь батарей по последним оплотам фашистской обороны (по воспоминаниям гвардии сержанта 498-го гаубичного артполка Н. С. Ермакова, чей наблюдательный пункт и располагался там). Из докладной записки Сталинградского УНКВД: «В церкви на Дар-горе служба проводилась всего два раза – на рождество и крещение. Посещаемость церкви была крайне низкой». Служили здесь, вероятно, румынские полковые священники, т.к. никто из русских священнослужителей после окончания битвы не подвергался репрессиям за сотрудничество с врагом.

Даже более того, после войны епархия подавала прошения о награждении духовенства. Так, в архиве Казанского собора говорится о протоиерее Димитрии Днепровском, который «во время нашествия немцев рыл окопы, противотанковые рвы и особые установки для огневых точек на ближних и дальних рубежах… На разные нужды Красной армии много собрано в храме, кроме вещей, множество денежных средств».

Враг жестоко мстил за верность Родине – священник Михаило-Архангельского храма с. Рынок в 1942 г. был повешен за провозглашение ектеньи о победе русского оружия и погибели фашистов. В военных мемуарах о Сталинградской битве указывается, что некоторые местные священники помогали советской разведке.

В горниле Великой Отечественной

Некоторые храмы города и окрестностей война не пощадила, например Александро-Невскую церковь в пос. Верхняя Ельшанка. В январе 1943 г., буквально за несколько дней до разгрома фашистов, храм сожгли. Поражает сила духа наших людей, – после битвы, они первым делом попросили у властей разрешения открыть молельный дом в купленном 21.08.1944 г. под него пустующем доме. В нем в 1944 г. регистрируется церковная община. После изгнания фашистов в 1943 г. 16 храмов и молитвенных домов, открытых в период оккупации, были зарегистрированы советскими властями. В итоге на 1 июля 1944 г. в области действовало 18 и не действовало 138 сохранившихся церквей.

Иоанно-Предтеченский храм был взорван еще в 30-х годах, а оставшийся целым его фундамент немцы укрепили, превратив его в мощный дот, сдерживавший наше контрнаступление на этом участке. Погибла в дни боев и Троицкая церковь, переоборудованная большевиками под Дом Культуры завода «Красный Октябрь имени Ленина».

Примечательно, что многие поврежденные церкви при восстановлении города разбираются. Власти боялись, что епархия потребует отдать здания храмов для ремонта и последующего открытия. Такая судьба выпала Крестовоздвиженскому храму в Ворошиловском районе. Преображенская церковь (угол нынешних ул. Мира и Комсомольской), занятая краеведческим музеем, находилась в плохом состоянии еще до войны. В горниле Великой Отечественной от здания остаются лишь стены, купол и перекрытия были разрушены. Оставшееся разломали летом 1945 г.

Сергей Иванов

Запись опубликована 29 мая 2012 пользователем . .
Если вы обнаружили неточность или же обладаете дополнительными материалами к данной странице, редакция сайта "Волгоград Православный" с радостью и благодарностью примет ваши корректировки на наш адрес электронной почты volgaprav@yandex.ru
Спаси вас Господь!