Свято-Вознесенский Кременской мужской монастырь

Свято-Вознесенский Кременской мужской монастырь в станице Кременской Клетского района Волгоградской областиВ десяти километрах от станицы Новогригорьевской, вверх по течению Дона, под горой, в живописнейшем месте, расположен Свято-Вознесенский Кременской .

Это один из старейших монастырей Всевеликого Войска Донского. Ещё в XVI в. в пещере на этом месте, по преданию, подвизались 7 братьев-монахов, убитые разбойниками (когда местные жители позднее копали здесь ямы, то они находили человеческие кости). По другой версии легенды здесь во времена Ермака Тимофеевича были убиты 7 братьев, занимавшихся торговлей по Дону. Возможно, какие-то отшельники проживали в этой местности и после 7 братьев, но ещё до основания обители.

Так, примерно с 1688 г. «черной старец Капитон» бьёт челом великому государю, рассказывая, что «труждается де он в пустыне лет с восемь и братия де к нему многие приходят, … церкви нету». А в 1693 г. по документам начало Кременскому монастырю положил иеромонах Никанор (игумен Иоасаф сообщает об этом епископу Воронежскому и Черкасскому Антонию в январе 1814 г.). В 1694 г. местное атаманское правление решило выделить под обитель более 2000 десятин земли. Это дарение было подтверждено в 1711 г. митрополитом Рязанским и Муромским Стефаном (Яворским).

После того, как один из станичных приходов жертвует сюда сруб старой часовни, монахи просят у государя Петра I разрешение на возведение церкви. Царь дозволяет им перевезти и поставить этот сруб с обязательным прирублением круглого алтаря, а «верх на той церкви сделать по чину противу протчих церквей, а не шатровый». Храм во имя Вознесения Господня велено было освятить казначею Усть-Медведицкого Преображенского монастыря иеромонаху Иосифу. Но, ветхая постройка простояла недолго и вскоре была разобрана. Её брёвна были сожжены, а пепел развеян по Дону.

В 1711 г. монах Капитон построил пустынь, а в 1712 г. по благословению вице-президента Синода рязанского митрополита Стефана (Яворского) игумен Никанор с братией начинает строить деревянный храм во имя Вознесения Господня. Церковь была окончена и освящена в 1716 г.

В 1712 г. к обители приписывается лес на донском острове трёх вёрст длины и менее версты ширины, рыбные ловли и сенные покосы 1,5 версты. Имелись у монастыря и 2 мельницы на реках Иловле и Чёрной, небольшая слободка. Интересна история названия «Чёрная» — на левой стороне Дона есть небольшая речушка, озеро Чёрное и место «Чёрная поляна» (ныне здесь стоит хутор Чернополянский). Именно на Чёрной поляне до 1744 г. находилась станица .

Свято-Вознесенский Кременской мужской монастырь в станице Кременской Клетского района Волгоградской области Из монастырских построек в документах числятся: две деревянные церкви (вторая — в честь преп. Сергия Радонежского, позже сгоревшая), два престола, 8 келий размером 32 на 4 сажени. Состав братии в то время таков: строитель, иеромонах, 11 монахов. В 1727 г. строитель Никанор просит у епископа Воронежского и Елецкого Льва благословение на постройку тёплого деревянного храма в честь Благовещения Пресвятой Богородицы, а соборную Вознесенскую церковь оставить сверх неё, т. к. обветшала.

После смерти строителя Никанора в 1736 г. на его место становится иеромонах Андроник, которого уже в 1738 г. заменяет строитель Митрофан. Тогда начались распри обители с соседней Кременской станицей из-за земли. Грамота Войска Донского от 6 октября 1740 г. велит старшине Сидору Себрякову рассмотреть вопрос о посылке сюда «вдового и искусного священника» (возможно, в настоятели).

Положение в отдалённой обители было непростое. Как известно, на Дону скрывалось множество старообрядцев, имевших немало сторонников среди казаков и даже монашествующих. Так, например, в 1737 г. в Красном Яру ловят бродячего монаха, бежавшего из Кременского монастыря через Дубовку (крупный центр старой веры). Как пишет о. Иоанн Савинский в своём труде, при нём обнаружилось «много раскольничьих книг, медныя иконы, и завёрнутые в бумажке «дары», полученные им с Ветки от попа Иова».

Новый настоятель с 1741 г. игумен Иеремия обвиняет станичных священников и старшину в захвате 300 рублей денег и войсковой грамоты об угодьях от 1712 г., подтверждавшей права монастыря на владения. В свою очередь казаки ссылались на «обиды и утеснения» от игумена Иеремии, на «потравление собаками немалого числа казачьих и жеребят и телят», «на вред от построения на устье Зимового ерика хутора, который немалой проходе рыбы отняло». Войско заняло сторону станичников и велело сломать хутор. Но в 1743 г. войсковой атаман Данила Ефремов, проникшись тяжёлым положением обители, вновь отводит ей по указу землю, лес, участок на р. Дон и озёра для рыбной ловли.

С 1746 г. здесь числится новый игумен Иоасаф. А в 1751 г. монахи покупают у черкасского казака Ивана Зуева мельницу на р. Иловля. При монастыре тогда работали 10 трудников. С 1755 г. монастырём управляет игумен Венедикт, а чуть позже уже строители Василий и Зотик. Из здешних насельников тех времён известно имя диакона Василия Михайлова – талантливого «увещевателя» старообрядцев и миссионера, создавшего в ст. Сиротинской «девичье собрание» из 50 девиц, избравших безбрачное житие. В 1761 г. диакон, как вдовый священнослужитель, уходит в монастырь (им с 1761 г. руководит игумен Илия), а в 1765 г. входит в состав особой следственной комиссии, как способный «в рассуждениях к отвращению раскольнического суеверия».

Согласно «Ведомости о монашествующих» на 1771 г. здесь проживали настоятель, 2 иеромонаха, 1 дьякон, 16 монашествующих.

В 1775 г. игумен Илья просит владыку «за сгорением тёплой деревянной Сергиевской церкви исправить новостроящейся каменной церкви в трапезе в том же наименовании придельную церковь» и выдать антиминс. Вознесенская церковь была освящена в 1782 (1783) г. и стала истинным украшением обители.

Свято-Вознесенский Кременской мужской монастырь в станице Кременской Клетского района Волгоградской области Храм имел два придела: северный — во имя свмч. архидиакона Стефана и св. апостола Андрея Первозванного, и южный — в честь Благовещения Пресвятой Богородицы, устроенные трудами атамана Ефремова. Прекрасный иконостас в 4 яруса, паникадило, ризы и другую утварь купили на пожертвования Ивана Перфилова. Придел в честь прп. Сергия Радонежского в трапезе за свой счёт поставили игумен Илья с братией. В храме был сделан и серебряный ангел весом 3,5 фунта, как бы спускающийся с небес. Всего на возведение и убранство церкви ушло 13000 золотых руб. На деревянной колокольне были 7 колоколов, самый большой из которых весил 100 пудов.

Со временем монастырь разрастался: были выстроены стены, кельи, трапезная, игуменский дом. С 1783 г. настоятелем пребывает строитель Варлаам. На 1786 г. в монастыре служат Богу 31 человек: настоятель, 3 иеромонаха, 20 монахов и трудники. Имелась здесь и сотня монастырских крестьян, выделенных от казны в услужение. В конце XVIII в. сюда назначается для караула 4 казака.

Отдалённая обитель предназначалась для жительства казаков, израненных во время боёв и походов. Если же престарелый воин, уйдя в монастырь, не находил себе там места, то обычно он выкапывал где-то поблизости свою землянку-келью, в которой и проводил в уединении отпущенное ему Богом время. Отшельники устроили в горе несколько пещер-келий, впоследствии соединенных между собой ходами. Там же была сделана небольшая подземная церковь. Кому она была посвящена, сказать сейчас трудно, но часовня, расположенная недалеко от примерного входа, была выстроена в честь Вознесения Божьей Матери.

Область Войска Донского занимала особое место в церковной политике Петра I и Екатерины II. Митрополит Пахомий неоднократно жаловался в Синод на самоуправство атамана Фролова, что казаки принимают к себе и высылают от себя всяких пришлых попов и чернецов, поступая во всем «собою» и по «прежнему своему Донскому обычаю», а архиерейских указов «ни в чем не слушают». Опираясь на атамана и казачество, само духовенство приписных церквей и монастырей отказывалось от повиновения архиерею. Как повествуется в источниках, неблагочинное поведение настоятелей, определяемых из воронежской епархии, привело обитель «в совершенный упадок» и Войско должно было ставить надёжных экономов из светских людей.

Епископ Воронежский и Елецкий Тихон пишет войсковому атаману А. И. Иловайскому, что настоятелей предпочтительнее назначать из священников Войска Донского, а если таковых нет, то присылать из других монастырей воронежской епархии «точию трезвых, честных и способных». Но владыка выступил против поставления экономами светских лиц и против перемещения настоятелей (вероятно, часто практиковавшегося). Иловайский же напротив стоял за светских экономов, отчитывавшихся бы перед ним самим («а настоятели иметь могут от экономов сущее облегчение»). После смерти игумена Илии и подачи обителью прошения о назначении нового управителя, войсковая канцелярия выносит решение «о определении игуменом … Процыкова, как человека состояния хорошаго…настоятельскую должность наблюдать емужъ, Процыкову, … учинить описи в семъ монастыре…».

Свято-Вознесенский Кременской мужской монастырь в станице Кременской Клетского района Волгоградской области К Войску Донскому отходят не только некоторые прерогативы, но и часть монастырских земель вместе с людьми. Так, в 1787 г. строитель Кременской обители Варлаам сообщает архиерею, что «имеющиеся приписные малороссияне войска Донского старшиною Макаровым хотя и переписаны со всем имуществом, но токмо не отобраны, а состоят на войсковой земле и работают на монастырь». Но вскоре приходит грамота от князя Г. А. Потёмкина-Таврического, где было указано: «всех приписаных в последнюю ревизию за состоящими на войсковой земле тремя монастырями малороссиян причислить к Войску Донскому в казаки».

С целью борьбы с казачьей вольницей в XVIII в. государство начинает подавлять самостоятельность казаков и священников Войска Донского. В 1788 г., во времена Екатерины II, упразднение монастырей коснулось и Кременско-Вознесенского. По указу империатрицы от 25.04.1788 г. и Святейшего Синода от 03.05.1788 г. было велено не имеющие штатов монастыри «обратить в приходские церкви, стараясь, где удобно, поместить малые народные школы и богадельни для призрения бедных и немощных». Церковная утварь и ризницы должны были поступить в архиерейский дом, но монахи затянули передачу аж до 1797 г. Почти всех монашествующих перевели в другие обители, только иеромонаху Варлааму с 2 монахами (одного из которых звали Георгий) в 1788 г. разрешили остаться в Кременском монастыре для сохранения имущества до обращения церкви в приходскую.

Многочисленные просьбы казаков о возвращении обители сыграли свою роль, и по указу Синода от 20 октября 1798 г. она была восстановлена на содержании Войска Донского как внештатный монастырь 3-го класса. Ей возвращаются все земли. Число братии обычно в таких обителях по штату составляло 12 монахов, но войсковой атаман генерал-майор Орлов просил, чтобы здесь оставили примерно такое число братии как в общежительной Саровской пустыни (41 человек) и Николаевской Рыхловской (15 человек). На 1796 г. здесь проживали иеромонах Варлаам, монах Георгий и 17 послушников, кроме молитвы, работавших на 2 мельницах (одна из них имела сукновальню) и больших сенокосах.

На рубеже 1798-99 гг. сюда по указу епископа Воронежского и Черкасского Мефодия прибыл на игуменство строитель Преображенского Толшевского монастыря иеромонах Иоасаф (55 лет, великороссийской нации, из военных, обучен грамоте, пострижен в 1788 г.). Он получил книгу для сбора пожертвований на 2 года.

Но войсковая канцелярия отвергла назначение игумена Иоасафа, ссылаясь, что «кроме жителей войска Донского, постороннего звания люди в те монастыри приняты быть не должны». Войско признало настоятелем бывшего монаха Кременской обители Порфирия, тогда пребывавшего в Задонском монастыре. Порфирий был сыном дьячка Евтихия Иванова из ст. Верхне-Кундрюческой и в 1751 г. стал священником в ст. Багаевской. Позже он постригается в Кременском монастыре, по очереди является строителем Мигулинского и Толшевского монастырей, казначеем архиерейского дома. Встретив сопротивление, владыка Мефодий был вынужден перевести Порфирия настоятелем в Кременскую обитель, а игумена Иоасафа вернуть в Толшевскую. Правда, возвращение в свой монастырь оказалось для игумена Порфирия не очень радостным. Из 19 монахов, разосланных при закрытии обители по другим местам, вернулись только 5 братьев (некоторые умерли, часть отказалась по старости лет). Игумену Порфирию удалось вернуть всё имущество, и даже приписать к монастырю 7 казаков с семействами для исправления разных надобностей. Вскоре он отправляется в Черкасск жаловаться на произвол местных станичников в отношении мельницы на Иловле и пастьбу их табунов на землях монастыря. В итоге 60-летний старец просит уволить его на покой. В 1802 г. прошение удовлетворяется, и на его место ставят строителя иеромонаха Кириака, а в 1805 г. бывший настоятель становится схимником с именем Пётр. Он умирает в 1827 г.

Свято-Вознесенский Кременской мужской монастырь в станице Кременской Клетского района Волгоградской области В 1806 г. управляющим в обитель назначается священник ст. Пятиизбянской Михаил Яковлев, на действия которого начали жаловаться иеросхимонах Пётр и казак Аристов. В 1810 г. о. Михаила отстраняют от должности, назначив ему месячное послушание в кафедральном соборе, и присылают сюда иеромонаха Василия из Брянского Успенского монастыря (вскоре возвращённого назад). Ныне почитаемый старец Василий (в миру — Владимир Кишкин) был духовно близок владыке Антонию, преосвященному Воронежскому. Устав от кадровой чехарды, старый игумен Пётр просит архиерея вновь назначить его на пост настоятеля, но тот отказывает и игуменом становится Иоасаф. Но на 1811 г. управителем снова числится священник Михаил Яковлев в подчинении которого находятся 1 иеромонах, 6 монахов, 2 священника «в надежде пострижения в монашество» и 8 послушников, в то время как по штату полагается 1 настоятель и 55 братьев.

В 1812 г. монахи лечили израненых в походах и боях казаков. Также в отдалённую обитель власти ссылают на епитимию различных лиц, например, некоего слепца, «разсеявавшего плевелы лжеучения», или воронежского купца Сазонова. Многие менялись до неузнаваемости, и не хотели уходить из полюбившегося места, хотя жизнь здесь в те времена была тяжёлая.

Так, в 1814 г. игумен Иоасаф жалуется епископу Воронежскому и Черкасскому на крайнюю ветхость строений: нет ограды, колокольни, кельи обветшали, храм требует ремонта. Он планирует выстроить больницу с Сергиевской церковью. Планы и фасады проектов, на которых присутствуют каменная ограда, двухэтажные дом настоятеля и кельи с башнями по углам, отправляют владыке. Войско решает помочь в перестройке обители, выдав до 5000 руб. Атаман Платов дозволил с 1819 по 1835 годы выделять по 1000 руб. «для содержания игумена и монашествующих». В марте 1814 г. игумену дают 3000 руб. «на устроение монастыря».

Растут и права монахов — так, ещё в 1801 г. Войско вынесло распоряжение об отводе им участка прибрежной земли при иловлинской мельнице длиною в 2 версты, но исполнено оно было лишь в 1816 г. (позднее казаки вытеснили монахов, оставив тем лишь 45 десятин удобной и 60 десятин неудобной земли). Обитель просит вернуть себе хутора по р. Арчаде (ныне Арчеда), а также оз. Саушкин затон, но решение было отдано на волю станицы. В 1820 г., когда настоятелем становится игумен Парфений, священникам ст. Кременской запрещается служить панихиды на возвышенной горе (вероятно, у могилы 7 братьев), что позволялось лишь монахам. А указ Воронежской консистории от 21.02.1823 г. окончательно закрепил это место за монастырём. Доход его от пожертвований составлял до 800 руб. ассигнациями. Источники сообщают об исцелениях от лихорадки и иных хворей, получаемых молящимися в этом месте верующими.

В 1830 г. один иногородний торговец, живший в ст. Кременской, ставит на могиле «кампличку». Четырёхугольная часовня без пола и потолка, обшитая и покрытая тёсом, имела высоту в 3 аршина и деревянный крест сверху. Особенное стечение народа наблюдалось сюда на праздник Вознесения Господне, но крестные ходы начинались за 3 дня до этого.

14 июня 1834 г. в обители открывается приходское училище. На 1835 г. в нём обучалось 48 мальчиков, их учили 1 учитель и 1 надзиратель. Обширная библиотека в основном состояла из богословских и миссионерских сочинений против раскольников. Содержалось училище за счёт станичных сумм. В этом же 1835 г. в обители проживали игумен Парфений (ставший архимандритом в 1844 г.), 5 иеромонахов, 2 монаха, 1 священник, 1 диакон, 4 дьячка и пономарь, 14 послушников возрастом до 75 лет.

В 1846 г. строится угловое каменное здание, выделявшееся среди ветхих строений «наподобие разбросанных избушек, со дня на день готовых к разрушению». Не хватало монастырю на 1849 г. всё тех же ограды, колокольни, настоятельского и братского корпусов и тёплой церкви во 2 этаже. Требовались и штатные служители числом в 17 человек. С 1839 и по 1854 г. всем хозяйством управлял архимандрит Гавриил, не обучавшийся в школах казак. А настоятелем примерно в эти годы являлся игумен Феофан (позднее ставший архимандритом и настоятелем Петропавловского монастыря на Украине).

Для ходатайств о выделении средств в Черкасск отправляют иеромонаха Серафима. В итоге в 1857 г. войсковое правление решает положить монастырю ежегодный оклад в 2220 руб. как второклассному, в т. ч. на строительство зданий. А в 1859 г. наказной атаман М. Г. Хомутов уведомил епископа Иоанна об отпуске обители 2857 руб. 15 коп. на устройство зданий.

Получаемые средства дали возможность и начать капитальное строительство. В 1861 г. перестраивается настоятельский дом с 5 покоями, буфетом, кладовой (правда, без отделки); идут работы на Чернополянской мельнице. В 1862 г. составляется смета на возведение каменного дома для настоятеля ценою в 20973 руб. 87 коп., а также каменной ограды и колокольни. Всего стоимость сметы составляет 43545 руб. 97 коп. Уже при архимандрите Маркеллине в 1863 г. оканчивается деревянный братский корпус 24 на 12 аршин с 8 кельями и кухней. А на следующий год появляются мезонин, соединяющий дом архимандрита с новыми кельями, дом для просвирни, 4 кельи с отдельным входом, перекрывается гостиный двор.

В марте 1867 г. сюда прибыл ушедший по болезни на покой архиепископ Донской и Новочеркасский Иоанн (Доброзраков). В то время братия состоит из примерно 30 монахов. А 28 февраля 1869 г. монастырь был обращён в общежительный. Владыка, по воспоминаниям окружающих, «жил в обители в особенном домике, скромных размеров, с одним келейником… Почасту он уходил в монастырский лес, в горы, для уединенного созерцания славы Божией и молитвы и пребывал там иногда даже по несколько дней… За полгода до смерти, которую он предсказал и спокойно ждал, святитель стал неземным человеком: вид его сделался такой необычайный, глаза большие, светлые, спокойные, смотрящие куда-то внутрь. В это время он почти не принимал пищи и питья, спал мало, дух его был устремлён к небу, он дышал непрестанно молитвою…». Архипастырь особенно любил молиться в Благовещенском приделе Вознесенского храма, где и был погребён после своей кончины 23.06.1872 г., будучи 80 лет от роду. Обряд погребения совершил епископ Никанор (Бровкович), викарий Донской епархии. На могиле преосвященного Иоанна положили плиту с крестом, а чуть в стороне, в нише стены, установили памятник в виде архиерейского облачения: вверху – митра, под ней – саккос и омофор, подле них — жезл владыки.

С 1872 г. в обители правил архимандрит Нифонт — уроженец Воронежской губернии, окончивший семинарию.

После неоднократных просьб жителей Новочеркасска, по указу Святейшего Синода от 1 сентября 1911 г., прах архиепископа Иоанна было решено перенести в кафедральный собор столицы Дона. Специальная комиссия Донской Духовной консистории 11 сентября вскрыла могилу и засвидетельствовала, что тело прекрасно сохранилось от тления. Захороненный в Вознесенском соборе прах владыки был вскрыт большевиками, вероятно, в 1928 г. (а 15 мая 1993 г. останки всех погребённых в соборе людей были торжественно перезахоронены).

Свято-Вознесенский Кременской мужской монастырь в станице Кременской Клетского района Волгоградской области На 1875 г. — год публикации очерка Крылова об истории Кременско-Вознесенского монастыря, он выглядел следующим образом: со стороны Дона за огородом и дорогою располагался забор со «святыми воротами» посредине, далее стояли 2-3 деревянных здания, с юга были дом настоятеля и дом, где жил владыка Иоанн. Посреди обители возвышалась красивая церковь, правее которой цвёл сад из 1000 деревьев с разбросанными среди них пчелиными ульями, а левее находились постройки для скота. Как писали очевидцы, в монастырском лесу очень хорошего состояния «без пользы не пропадал ни один ствол, ни одна сухая ветвь». На кладбище, разбитом посреди огорода, был похоронен строитель храма В.И. Перфилов. Сам храм имел светлое вместительное здание с 8 главами, деревянную колокольню и 3 престола: холодный Вознесенский, тёплый Благовещенский и холодный св. Андрея Первозванного и архидиакона Стефана. Внутри было не особенно роскошно, хотя иконы считались хорошей работы. Иконостас позлащают при архимандрите Нифонте. Тогда обустраиваются многие помещения, появляется двухэтажный магазин для товаров ярмарки, 5 деревянных домов для рабочих. Монахи сами начинают заниматься земледелием, тогда как ранее они сдавали свою землю в аренду. Происхождение монашествующих было разное: из иеромонахов — 1 был казаком, а 5 иногородними; из монахов — 4 казаками и 1 из воронежской губернии (бывший священник сл. Ильинки); послушники также собрались из многих мест. При монастыре существовал сиротский приют, где воспитывалось несколько десятков мальчиков. Малороссияне, приезжавшие сюда целыми семьями, пахали землю. С 2316 десятин (пашня, огород, луга прочая) ежегодно собиралось 40 д. пшеницы, по 20 д. ржи, овса, проса и льна. Урожай пшеницы был восемь, просо и льна — даже больше, а овса — двадцать. Иловлинская мельница сдавалась обителью в аренду, а сами мололи на мельнице на р. Чёрная Поляна. Скота имелось 72 вола (на 9 плугов), 50 коров, 150 единиц гулевого скота, 300 овец. На его прокорм уходило 1500 копен сена. Действовали здесь и конный завод численностью до 100 коней, каменотёсная мастерская, изготовлявшая из известняка надгробные плиты, богадельня, приют странников и школа грамотности.

Согласно «Памятной книжке Области Войска Донского на 1888 г.» монастырём управлял архимандрит Иадор.

В справках предреволюционного времени также указывается численность монашествующих, так, на 1912 г. здесь отмечается 25 монахов и 47 послушников. Известно имя иеромонаха Иоанна (Богатырёва), в 1916 г. крестившего одного ребёнка из близлежащей станицы. В источниках упоминается стоявший недалеко от обители Пятницкий скит, куда в мае 1914 г. заглядывал архиепископ Донской и Новочеркасский Владимир, объезжавший епархию.

А выше по Дону примерно в 30 км от обители у х. Мело-Клетский во 2-ой половине XIX в. уже находился скит, вырубленный в меловой горе. Время его основания неизвестно, но по рассказам старожилов, собранным краеведами Константином и Юлией Полевыми, здесь до революции жил некий монах. Он излечил хуторян от «мора» (эпидемии холеры), отмолив принесённых к нему в пещеру больных жителей. С началом Сталинградской битвы в пещере прятались от бомбёжек местные жители.

Историю Пятницкого скита и иных пустыней, принадлежавших монастырю, удалось воссоздать благодаря рукописи А. Г. Петрикина из архива Кременско-Вознесенской обители. Будучи строителем БАМа — Александр Петрикин встретил последнего монаха дореволюционной обители о. Алексия (в миру Александра Алексеева), сосланного в Амурскую область. Этот исповедник почил в 1977 г. в возрасте 90 лет. Заинтересовавшийся строитель брал читать у глухонемого старца церковные книги. Но пред смертью старик, оказавшийся вовсе не глухонемым, попросил своего посетителя найти монастырь в донской степи и построить там храм или часовню. Старец рассказал, что подвизался ранее в Лукиановском монастыре г. Александрова и Оптиной пустыни, а в 1915 г. был переведён в Кременскую для усиления миссионерской работы среди старообрядцев. Его назначили старшим Пятницкого скита и четырёх окрестных пустыней – Меловой, Чернополянской, Святоколодезной и Сиротской. После революции пришли тяжёлые времена и монахи стали расходиться, а после закрытия монастыря их осталось только 8 человек (трое насельников прятались в пещерах Меловой пустыни, а пятеро во главе с ним — в пещерах Сиротской пустыни). Отец Алексий с братьями прятался три года в пещерах, но их нашли, осудили и сослали.

А сохранивший эти бесценные воспоминания А. Г. Петрикин, ставший в наше время предпринимателем, через 16 лет выполнил свой обет. Кстати, благодаря работе других энтузиастов — супругов Полевых, стало возможным установить места почти всех пустыней, приписанных к монастырю. Чернополянская пустынь (ныне х. Чернополянский Серафимовичского района), находилась при мельнице на левом берегу Дона выше ст. Кременской. Меловая пустынь располагалась, вероятно, чуть ниже современного х. Мелоклетский Клетского района. Святоколодезной – возможно называлась пустынь, существовавшая рядом с монастырём при ныне сохранившемся в балке колодце. Сиротская пустынь помещается Полевыми на правом берегу Дона ниже ст. Сиротинской (напротив турбазы «Волгограднефтегазстроя»). Входы в имевшиеся здесь пещеры уже обрушились. По воспоминаниям местных жителей, монахи жили в них до самого прихода фашистов, после чего ненадолго удалились. Старожилы рассказывают о жившем в пещерах после Великой Отечественной войны некоем старце, к которому время от времени наезжали две монахини — старая и молодая. Конечно, мы понимаем, что восстановить реальный ход вещей после таких переломных для страны событий, как атеистические гонения на веру, войны и перестройки, очень тяжело. Поэтому остаётся только гадать, возможно, эти монахи были именно теми, кто жил вместе с о. Алексием, получил малые сроки заключения и вернулся назад. А упоминаемый выше старец тогда может оказаться самим последним настоятелем – архимандритом Пантелеимоном, речь о котором пойдёт ниже.

Свято-Вознесенский Кременской мужской монастырь в станице Кременской Клетского района Волгоградской области С приходом советской власти обитель, как и многие другие, была закрыта. При наступлении белой армии красные установили на колокольне пулемёт. В результате обстрела храм получает несколько злых отметин — в стене Стефано-Андреевского придела появилась пробоина от снаряда в метр шириной (есть и другие повреждения). Старожилы вспоминают, что красногвардейцы нашли у монахов лишь одного телёнка, которого и съели. Насельников (а их насчитывалось около 80 человек) в 1918 г. разогнали, нескольких отказывавшихся уходить заточили в винный погреб и расстреляли, но многие вернулись в родную обитель (монахи прятались неподалёку в пещерах). По рассказам, последний живший здесь монах умирает в 1937 г.

Часовня на месте захоронения убиенных семи братьев, часовня «Вознесения Божьей Матери», часть построек была разрушена, входы в пещеры завалены. Правда, уцелело и дошло до наших дней братское кладбище, где предано земле около 15 монахов.

В самом монастыре с 1924 г. была размещена колония для психически больных. Но уже в 1925 г. здесь организовывается детская сельскохозяйственная колония из 150 беспризорников от 7 до 18 лет. Они размещаются в 9 жилых корпусах, кое-как отремонтированных в 1926 г. Дети живут в ужасных условиях (грязно, скученно, многие спят на полу и т.п.). Сам монастырь («ветхий, требует по своему обряду капитального ремонта») согласно документам государственного архива Волгоградской области «находится в ведении общества ближнего хутора», и охраняется двумя монахами. Проверяющие губернской детской комиссии в феврале 1927 г. требуют передать его колонии под клуб. А в апреле 1928 г. Губадмотдел и Усть-Медведицкий окрисполком приказывают фроловской милиции к 20 апреля выселить монахов из церкви Кременского монастыря для детколонии, а культовое имущество сдать на временное хранение Волисполкому. Колония помещалась здесь по 1939 г.

Ближний к обители хутор имел название Подгоры. По рассказам местных жителей, здесь жили 8 девиц-тружениц, вероятно, из Усть-Медведицкого монастыря. Они шили людям одеяла, проповедовали, рассказывали людям, что постоянно наблюдали в закрытой часовне на семибратских могилах огонёк лампады. По слухам в ней молился здешний юродивый Никола Чебурда, притворявшийся пьяным и обличавший многих для того, чтобы его ругали. После смерти игуменьи, руководившей этой общиной, девицы переселились в неизвестное место. А с 1939 г. в обители вновь открыли колонию для психически больных, закрытую в 1947 г. Тогда эти здания на 7 лет отдали под туберкулёзный диспансер.

Во время Великой отечественной войны в монастыре стояла наша часть, один из солдат которой — мусульманин, сильно болевший, получил на источнике исцеление. Он поклялся, что вернётся сюда, если останется жив, и вот в 1956 г. он назначается директором психбольницы, опять размещённой в обители. Вместе с супругой этот человек раскапывал засыпанный источник.

Несмотря на многочисленные запреты властей, на месте разрушенных часовен ежегодно служились службы, приезжали паломники, за которыми негласно следили уполномоченные представители Совета по делам Русской Православной Церкви при СМ СССР по Сталинградской области. По их отчетам видно, что паломничества к месту часовни «убиенных 7 братьев» и разрушенной Вознесенской часовни не прекращались. В 40-х годах службы и моления организовывались и совершались бывшим заштатным священником г. Фролова Ф. Денисовым и иеромонахом П.Т. Терентьевым с иеродьяконом Коротковым С.Б. из пос. Перекопского.

Упоминаемый в отчётах иеромонах П. Т. Терентьев — это, судя по всему, последний настоятель обители архимандрит Пантелеимон, ушедший после закрытия в ст. Перекопскую и служивший в тамошней церкви до самой своей смерти в 1963 г. Именно он унёс с собой Августовскую икону Божией Матери. Об этом маленьком и сухоньком человеке местные старожилы говорят как о великом подвижнике и постнике, питавшемся парой картофелин и спавшем на камнях. Не удивительно, что его аскетизм привлекал сюда многих верующих. На ежегодный крестный ход 22 мая регулярно собиралось до 200 человек. Но власти запретили проведение служб и массовое паломничество, прекращённые с 1948 г. В 50-е гг. они пытались разрушить и храм, но трос, привязанный к его стене, порвался, а трактор загорелся. Больница просуществовала здесь примерно до 1967 г., а после обитель пустует, потихонечку разбирается предприимчивым людом.

Возрождение Кременского монастыря началось с приезда осенью 1992 г. архиепископа Волгоградского и Камышинского Германа. Прихожане из г. Фролово расчищают территорию от мусора, помогают становлению обители благочинные из близлежащих райцентров Фролово и Иловли. В июле 1993 г. сюда назначается наместник — иеромонах Даниил.

Свято-Вознесенский Кременской мужской монастырь в станице Кременской Клетского района Волгоградской области Главная святыня монастыря — икона Августовской Божией Матери. 18 сентября 1914 г. лик Богородицы в светящемся облике с младенцем на руках явился воинам под польским городом Августов, указав им выход из окружения. В результате рисуется образ с пояснением на нём, что «Сия икона сооружена иждивением казачек хутора Клецко-Почтовского о здравии воинов 1915 года 12-го ноября», фамилии 52 казачек приведены ниже на иконе. Об этом чуде писали тогда «Московские ведомости. В советские годы икону разъяли на 2 части, чтобы было удобнее прятать (после смерти архимандрита Пантелеимона она хранилась в старом храме г. Фролово). Крестные ходы с иконой в наше время проходят по территории Клетского района, собирая множество верующих и фиксируя случаи исцеления больных людей. Акафиста и молитв к иконе пока не имеется.

В 1991 году монастырь был передан Волгоградской епархии. В июле 1993 года в обитель был назначен иеромонах Даниил (Михайлов). С 1996 года наместником монастыря являлся игумен Руфин (Иванов). Сейчас при игумене Руфине (Иванове) восстанавливаются храм, часовни, постройки. В сентябре 2001 г. освящается каменная часовня во имя святителя Николая, расположенная на месте древнего монастыря. На церкви были установлены купола с крестами и колокола, расчищен находящийся в 3 километрах от неё святой источник Казанской Божией Матери, приведено в порядок их захоронение, где в октябре 2002 г. закладывается часовня. В июле 2001 г. начинается и строительство Пятницкого скита, ныне состоящего из срубленной надвратной часовни во имя свмч. Параскевы Пятницы, двух келий и бани. Есть здесь также и Иоанно-Предтеченская часовня. Помогают в этих благих делах многие фирмы, например, «Лазурь», «Инкасстрах», «Независимая инвестиционная компания», «Меломания» и другие. На май 2004 г. в обители числилось 5 насельников и 2 трудника. Потянулись сюда и паломники, а также люди, желающие освободиться от недуга наркомании. В 2007 году был назначен новый наместник – игумен Савин (Аганин).

Рядом с обителью ещё в 1998 г. возникла православная община в честь иконы Пресвятой Богородицы «Неупиваемая чаша» и медико-социальный центр «Рубеж». Алкоголики и наркозависимые люди проходят в них реабилитацию, учатся молиться и верить. Ребят отпаивают лечебными травами, душистым сбором которых набиты и подушки с матрацами. Прибывшим новичкам помогают здесь своим примером бывшие товарищи по несчастью. Уже больше 150 парней и девушек вернулись к нормальной жизни, оправдав надежды родителей, назвавших общину «берегом последней надежды». Раньше женщин брали меньше, т.к. для них не было условий, но к лету 2004 г. поселение получило возможность расширить приём и для них. На территории общины установили 3 отдельных вагончиков и женский душ. Сейчас община готова принять около 20 сестёр. Общинники сами построили баню, открытый соляной бассейн, оборудовали места для отдыха на природе. Большую помощь в этом оказала предпринимательница О. Н. Кулькина.

Монастырю принадлежит земля общей площадью 498 га, из которых 127 га — пашни и 360 га — пастбищ. Держат здесь и скот — 7 коров, свиней, разводят кур. С 2008 года налажен монастырский рыбный промысел, выпечка хлеба для нужд монастыря и на продажу.

В октябре 2001 г. обители передаётся в качестве подворья церковь св. Олега Брянского в пригороде Волгограда — посёлке Кирова. Обслуживает братия и Свято-Никольский приход в станице Кременской. Все возвращается на круги своя, и монастырь, слава Богу, возрождается.

С. М. Иванов

Настоятель – игумен Савин (Аганин).

Адрес: 403530, Волгоградская область, посёлок Клетский, станица Кременская.
Проезд: на автобусе до ст. Новогригорьевской, паромная переправа через Дон, далее на попутном транспорте.

Запись опубликована 16 января 2011 пользователем . .
Если вы обнаружили неточность или же обладаете дополнительными материалами к данной странице, редакция сайта "Волгоград Православный" с радостью и благодарностью примет ваши корректировки на наш адрес электронной почты volgaprav@yandex.ru
Спаси вас Господь!