Источник Урюпинской иконы Божией Матери

Источник Урюпинской иконы Божией МатериЯвление Урюпинской иконы Богоматери последовало 8 июня 1827 года не далеко от Покровского храма на ветви дерева, вблизи само-собой образовавшегося колодезя. Икона была признана епархиальным начальством явленною и поставлена у левого клироса Покровской церкви в приличном позлащённом киоте с неугасимою лампадою для должного чествования и поклонения православных христиан. Со временем началось паломничество к месту явления Урюпинской иконы Божией Матери.

Последнее официально разрешённое паломничество из Покровского храма через Хопёр к колодцу-роднику на месте явления у подножия Святых гор (Комсомольских) состоялось на 100-летний юбилей иконы 21 июня в 1927 году. В заявлении церковный совет нижайше просил разрешить торжественный крестный ход и подробно указал маршрут с движениями и расписал время: «Порядок и маршрут крестного хода будет тот же, что и в прежние годы, т.е. часов около 9 утра крестный ход должен направиться из церкви на Большую улицу вплоть до базарной площади, отсюда поворачивает к мосту через Хопёр, переход через мост, путь через лес до хут. Горского. Потом подъем на горы вправо и вплоть до часовни и колодезя на горах, где остановка для совершения молебствия и обратно около 4 часов вечера тем же путём». Видимо все прошло так, как планировалось. И ещё в этот год было разрешено традиционное водоосвящение 14 августа.

В 1928 году часовня на Комсомольских горах попала в зону дома отдыха. Предложено забрать в Покровскую церковь имущество часовни, а ключи от часовни передать директору дома отдыха. Для дома отдыха требовалась новая площадь — 7-10 дес. для посадки сосен. «Аппетиты» властей возрастали и этой площади уже оказалось недостаточно, т.к. дом отдыха собирались расширить с превращением его в туберкулёзный диспансер и санаторий с кумысолечебницей.

Открытие дома отдыха было запланировано на 1 июня, с изоляцией колодца из общего пользования. Власти действовали как захватчики и спешили – успеть до дня празднования иконы с тем, чтобы отобрав часовню и колодец, не допустить паломничества 21 июня.

Землемер-землеустроитель П. Казанский подробно изучил вопрос об участке земли на Святых (Комсомольских) горах и представил обширный доклад в Хоперское окружное земельное управление, которому и предстояло окончательно решить вопрос о судьбе часовни, колодца, а значит и крестных ходов к святыне. П.Казанский подробно охарактеризовал рельеф и местность, обозначил взаимные претензии юридических лиц на право обладания этим местом.

«Данный участок находится в северо-восточном углу земельного надела хут. Горского ст. Урюпинской. Рельеф поверхности представляет собой крутой скат к р. Хопер, с уклоном до 15 %, покрытый леском и изрезанный глубокими лесными оврагами. В участок входят: лесок местного значения (типа кустарника), балка под названием Каменная, покрытая большим лесом, угодья — пашня на землях хут. Горского и нераспаханная степь. А также — каменный карьер, где добывается строевой (строительный) камень. На территории участка, предполагаемого к отчуждению в пользование санаторию, имеется дорога — прогон шириною 5 сажен, над правой стороной Каменной балки, по которой жители хут. Горского прогоняют скот к р. Хопер. Почвы здесь: на пахоте – черноземные, а на склонах к реке – супесчаные».

Землемер сообщает некоторые сведения о прошлом данного участка, из которых напрашивается одно заключение – поистине настоящий заповедник природы представляло из себя место (балка, источник с колодцем, часовня).

Отводимый для домов отдыха участок в прошлом представлял из себя местность под названием Святые горы. Местность эта чрезвычайно ценна для религиозных общин ст. Урюпинской, т. к. по преданию и верованиям в той местности в балке Каменной у источника, сохраняемого Покровской церковью – явилась чудотворная икона. Чудеса зафиксированы в книге церкви и к тому источнику ежегодно в июне происходит крестный ход, при громадном стечении верующих из округа от 5 до 10 тыс. человек.

Местность живописна: на берегу р. Хопёр – быстрой и чистой реки, лесок, здоровая сухая местность, поэтому естественно, что здесь были выстроены ныне действующие два здания дома отдыха и таким образом у окрздравотдела естественно возникла необходимость закрепления этого хозяйства с участком земли за собой, тем более, что ст. 155 Земельного Кодекса предусматривает это право за органами здравоохранения безоговорочно.

В местности имеется часовня и две усадьбы, из коих одна церковная. Местность эта после революции приобрела название «Комсомольские горы».

Окружной здравотдел планировал (кроме указанных двух домов отдыха) разместить и оборудовать здесь курорт-санаторий для туберкулезных больных, а также распланировать парк с посадкой сосен и со строительством поселенного пункта со всеми санитарными службами.

Верующие предложили компромисс: оставить территорию вокруг часовни и колодца в совместном пользовании и просили оставить им часовню, инвентарь и колодец и продолжать совершать сюда крестные ходы. И оправдываясь, писали, что сам крестный ход очень краток по времени: занимает не более 3-х часов 21 июня каждого года, приблизительно с 12 до 3 часов дня. Но окрздравотдел был непреклонен, не желая уступать и запротестовал в отношении совместного пользования. А о судьбе часовни руководители органов здравоохранения уже подумали и побеспокоились: «Здание часовни намечено использовать под читальню и хранение в подвальном помещении скоропортящихся продуктов, в чем здравотдел крайне нуждается. С другой стороны, соображения по вопросу изъятия часовни следующие: скопления граждан во время служб в часовне засоряют территорию дома отдыха, влияют на санитарное состояние столовой и кухни и так как в большинстве приходящие граждане больны заразными болезнями и вызывают опасность распространения эпидемии. Кроме этого скопление граждан вызывает наплыв преступного элемента, усиление краж и хулиганских действий.»

Поэтому землемер П.Казанский, на всякий случай, чтобы как-то вывести на дальнейшее разрешение вопроса, составил проект отвода участка в двух вариантах.

1-й вариант: предполагал отвод участка площадью 40 дес., с уничтожением прогона скота через участок, «а равно и крестных ходов и прочих обрядов религиозного характера, сопряженного со скоплением толпы».

2-й вариант – компромиссный: охватывал площадь в 20 дес. По этому варианту участок под дома отдыха отодвигается от зоны, где расположены церковные реликвии и прогон, но вместе с тем участок лишается источника и пляжа для купаний, к которым лишь было бы сохранено право подхода и пользования.

Естественно, что орган здравоохранения устраивал только 1-й вариант, прекращавший всякие крестные ходы верующих и проход скота на водопой. Людей приравняли к скоту в том смысле, что и людям и скоту запретили пить воду – верующим людям – живоносную, скотине – воду из Хопра.

В окончательном решении было определено полностью удовлетворить требования окрздравотдела, т.е. прошел 1-й вариант и весь участок со всеми постройками (включая дороги, усадьбы, инвентарь, часовню со сторожкой и колодец) был изъят в пользу домов отдыха и организующегося санатория-тубдиспансера-кумысолечебницы, а прогон скота по участку на Песчаную косу был строго запрещен.
Почему не посчитались с мнением общины верующих? Официально причина обозначена так: «Отвод участка в площади меньшей, ухудшит хозяйственное положение будущего курорта и его экономическую мощь».

Таким образом, советские власти пошли дальше: крестные ходы запрещены, вся территорая «национализирована окрздравом», более того, колодец с водой был изъят из общего пользования; а часовня перешла к тому же дому отдыха в качестве одного из подсобных помещений. И снова официальные мотивы-объяснения – лживые и натянутые: «часовня не принадлежит обществу верующих, так как по договору не передана и она национализирована в порядке декрета СНК от 23 янв. 1918 г., как все вообще имущество церквей»; «часовня используется верующими только один раз в году»; «ее стены в связи с осадками дали трещины» и поэтому она использоваться верующими быть не может.

И как победный рапорт прозвучало в газете «Красный Хопер» сообщение о том, что «крестный ход к водоносному источнику, расположенному на Комсомольских горах (бывш. Святых горах) на 21 июня ВОСПРЕЩЕН, в силу того, что источник и площадь на которой он находится в ведении Хоперского окрздравотдела, используется им под санаторий. Многочисленная же толпа граждан, участвующих в этом крестном ходе, всегда вызывала антисанитарное состояние указанного источника, который после хода служил долгое время источником разнесения всевозможных болезней, – и с другой стороны, крестный ход на площади, занимаемой санаторием, нарушает плановую работу лечебного учреждения».

В 1951 году, в связи с «разработкой строительного камня для Волгодонстроя на Комсомольской горе», а на самом деле – чтобы снизить волну паломничества, была разобрана стоявшая там часовня. Остался один родник, представлявший собой колодец с цементным срубом и остаток дерева – пень, высотою 2-3 метра.

Уполномоченный С. Б. Косицын рекомендовал местным органам власти (Добринскому райисполкому) провести следующие мероприятия:

а) остаток дерева, на котором находилась явленная икона, полностью срезать;

б) родник (колодец) целесообразно перенести в другое место этой же балки.

Активный, самостоятельный, не ждущий указаний сверху С.Б.Косицын, сам предлагает жёсткие меры по ликвидации паломничества и просит у Совета (СДРПЦ) разрешения на его намерение: «Прошу Совет поставить вопрос перед Московской патриархией о том, чтобы в праздники явленной иконы в Покровской церкви г.Урюпинска богослужения не совершать в течение 2-3 дней, а лишь разрешать прибывающим верующим приложиться к копии иконы и уезжать обратно по своим домам.» На это предложение уполномоченного, Совет, никогда не болеющий за дело церкви и верующих, и тот был вынужден одернуть Косицына: «Совет сообщает, что он не считает возможным ставить вопрос перед патриархией о прекращении церковных служб в Покровской церкви в дни празднования т.н. «явленной иконы Божией Матери». Для того, чтобы уменьшить и ликвидировать паломничество верующих в эти дни, необходимо усилить разъяснительную работу.» (От Совета Косицыну, 27 июля 1951 г.).

Еще 24 сентября 1958 года уполномоченный Совета по делам РПЦ В.Карпов направил в ЦК КПСС записку, названную «О паломничестве верующих к так называемым «святым местам», в которой указал на определенные сдвиги в ликвидации паломничеств (по стране таких мест было: в 1949 г. — 60, а в 1958 — уже 30), но вместе с тем высказал нескрываемое огорчение, что по-прежнему религиозная активность, связанная с посещением «святых мест» у колодцев, родников, ключей, озер, довольно высока и это «возбуждает религиозное чувство», поэтому и внес предложения по их ликвидации, которые затем были точно воспроизведены в партийном постановлении. В. Карпов отметил, что официальная церковь в лице Патриархии отрекается со своей стороны от этих мест и не несет ответственности за творимое во время паломничеств. Более того, еще с 1948 года по указаниям Патриарха духовенство не должно было содействовать паломничествам и участвовать в них. И это было на самом деле правдой. Церковь опасалась потерять и те малые, данные ей формы и способы существования, поэтому, рассчитав все, вновь была вынуждена идти на ограничение религиозной совести и не взяла под защиту «святые места» – места чудотворений и замечательных в прошлом духовных событий, места явления икон, колодцы и т.д. Так родились официальные документами, регламентирующие наступление на такое явление, как паломничество к святым местам: постановление ЦК КПСС «О мерах по прекращению паломничества к так называемым «святым местам» от 28 ноября 1958 г.; многочисленные постановления, разъяснения и инструкции СДРПЦ о ходе выполнения решений партии. Чуть позже, 13 января 1960 года подоспело еще одно очень серьезное постановление ЦК КПСС «О мерах по ликвидации нарушений духовенством советского законодательства о культах». Следствием этих решений стала активизация борьбы с паломничеством.

В информационно-инструктивном письме Совета по делам Русской Православной Церкви (СДРПЦ) уполномоченному С.Б.Косицыну рекомендовалось проводить мероприятия, «осуществление которых исключало бы возможность посещения этих территорий паломниками». Например: занятие территории разными постройками; использование мест под культурно-просветительные учреждения; организацию опытных посевов и другие мероприятия, требующие ограждения этих территорий.

Исполнительные комитеты Добринского райсовета, Урюпинского райсовета и горсовета, а также Городищенского (то есть тех мест, куда совершались паломничества) весной 1959 г. принимали на своих заседания очень жёсткие резолюции — обязательные для всех граждан:
— о закрытии и запрещении доступа населения к водному источнику (колодцу) «явленной иконы Божией Матери», о запрещении скопления паломников в дни «явленной» на площади близ церкви. «Основаниями» для принятия подобных решений служили (это – в традициях советской власти: составить документ в кабинете партийного секретаря «от имени народа»);

— «протоколы собраний граждан хуторов с просьбой о закрытии источника и о запрещении доступа туда населения»;

— «решения общих собраний рабочих и служащих средней школы № 2, медицинских работников, рабочих, служащих и инженерно-технических работников литейно-механического завода им. Ленина и других организаций и предприятий города и района».

И циничное: «трудящиеся совершенно правильно возбуждают этот вопрос».

Весь актив города и района – партийный, советский, комсомольско-молодежный привлекался к исполнению этого решения. Свои задачи получили все службы города: райотдел милиции, главврач санитарно-эпидемиологической станции, коммунальная служба, торговые организации. Начальника механизированного каменного карьера обязали под персональную ответственность «до 30 апреля 1959 г. вырыть новый шахтный колодец для снабжения питьевой водой жителей «Комсомольских гор», с введением нового колодца в эксплуатацию, а колодец «явленной иконы Божией Матери» немедленно закрыть».

Виновных в нарушении этих постановлений лиц решили привлекать к ответственности в административном порядке: предупреждению, штрафу до 100 рублей или исправительным работам сроком на 1 месяц.

С образованием Волгоградской епархии и приездом в нее Владыки Германа постепенно начинается возрождение храмов и святынь волгоградской земли. Налаживаются паломничества к святым источникам. Со временем организуются крестные ходы с Урюпинской иконой Божией Матери по районам Волгоградской области. Теперь это вошло в традицию. Икона Божией Матери примерно в течении месяца путешествует по храмам Волгограда и области, давая возможность православным христианам приложиться к иконе и отслужить перед ней молебен.

К сожалению, источник пересох в 2010 году. Кто пенял на засуху (то было очень жаркое лето), кто на архитекторов часовни над источником — мол, перекрыли ход грунтовым водам. Ждали, что пойдут дожди — источник вновь забьёт. Но и в 2011 году вода не появилась. Местные власти проводили геодезические изыскания, пытаясь принять меры к восстановлению источника, по крайней мере так писали местные СМИ, но тоже безрезультатно.

Весной 2012 года вода вроде бы появилась, но после окончания таяния снегов вновь исчезла. То есть, источник так и не «заработал» — скорее всего, просто талая вода проступила в крынице. В июле того же года воды там также не было.

Для этой записи меток нет
Запись опубликована 22 декабря 2010 пользователем . .
Если вы обнаружили неточность или же обладаете дополнительными материалами к данной странице, редакция сайта "Волгоград Православный" с радостью и благодарностью примет ваши корректировки на наш адрес электронной почты volgaprav@yandex.ru
Спаси вас Господь!